Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 139

Форма входа

Календарь новостей

«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Март » 22 » Демографическая катастрофа в России и пути её преодоления (Круглый стол Фонда исторической перспективы)
Демографическая катастрофа в России и пути её преодоления (Круглый стол Фонда исторической перспективы)
10:42
Наталья Михайловна Римашевская говорила об увеличении числа физических, психических и социальных заболеваний, возросшем числе инвалидов. Действительно, шоковая терапия оказала дестабилизирующее влияние на людей, привела к снижению их уровня жизни. Цифра 20 % бедных выводится, не побоюсь этого слова, продажными учеными, которые получили еще в начале перестройки задание сохранить этот «показатель». На самом деле, если следовать международным стандартам, примерно 81 % населения находится за гранью бедности. Как отмечали многие честные журналисты, в нынешней России сформировалось особое качество бедности, когда работают и муж, и жена, и дети, а семья все равно находится на уровне бедности.
Хочу высказаться по поводу предстоящего увеличения зарплаты участковым врачам на 10 тысяч рублей. Во-первых, это затронет маленькую долю медицинских специалистов — тех, которые уцелеют в государственных медучреждениях, потому что основная часть их будет приватизирована. Конечно, приватизация эта скажется самим негативным образом на смертности, заболеваемости, инвалидности… Но я бы не стал ориентироваться на эти показатели, потому что они подвержены изменениям и, делая на их основе выводы, легко ошибиться. Самым точным показателем является не общий коэффициент смертности, а, как я уже заметил, средняя продолжительность жизни. Наша страна сейчас занимает 117-е место в мире по средней продолжительности жизни. От Японии мы отстаем на 17 лет по продолжительности жизни мужчин, и на 12 лет — по продолжительности жизни женщин. Ну, да Бог с ней, с Японией, ее граждане живут дольше, чем в других, даже развитых странах. Удручает то, что в этой таблице впереди нас оказались 64 (!) слаборазвитые страны.
В прошлом году впервые за всю многовековую историю нашей страны доля населения старше 60 лет превысила долю детей. И этот процесс будет продолжаться. Депопуляция — это не количественный процесс, а качественное резкое изменение строя жизни в нашей стране — политического, социального, экономического, психологического. Общество поразил ценностный кризис, люди не хотят вступать в брак, создавать семью. Однако интеллектуальная элита не хочет воспринимать всю серьезность ситуации. До сих пор мы слышим разговоры, что количественная потеря населения — это ерунда, главное, мол, качественный потенциал. И очень часто улучшение этого качественного потенциала сводится только к борьбе со смертностью.
Но концентрация внимания на одной лишь борьбе со смертностью не ликвидирует депопуляцию. По моим подсчетам, если мы даже к 2050 году достигнем уровня продолжительности жизни японцев (любой врач скажет вам, что это фантастическая задача, что за такой короткий срок добиться этого невозможно), мы все равно понесем колоссальные потери: от нынешних 143 миллионов человек останется около 100 миллионов. А ведь произойдет еще изменение социально-возрастной структуры, соотношения полов. Не надо забывать и о том, что Россия — многонациональная страна, в которой проживают сотни национальностей. Из них  80 % русские и 20 % — все остальные. Существуют математико-демографические подсчеты: при каком уровне снижения населения маленькие нации будут стараться спастись в одиночку, отдельно от большой России, чтобы не оказаться в положении полного вымирания.
Если в нашем правительстве и дальше будет господствовать либеральная точка зрения, мнение о том, что все, что происходит, нормально, что так и должно быть, что главная проблема — это перенаселенность, а не депопуляция (как сказал советник президента России А. Илларионов, необходимо уменьшение населения страны на 50 миллионов человек, для того чтобы повысить уровень жизни народа не к 2050 году, а немедленно), то все это будет иметь весьма плачевные результаты. Если экстраполировать эти подходы на будущее, то теоретически к 2010 году в Российской Федерации останется 138 миллионов человек. А затем, где-то на уровне 60–70 миллионов, начнется разбегание национальностей из общего федерального образования. Мы можем потерять страну. Министерства должны понять, наконец, масштаб реальной угрозы национальной безопасности страны, российской государственности. 
— Анатолий Иванович, я Вас правильно поняла, что многие употребляют термин «депопуляция» не в том смысле? Думают, что это уменьшение численности населения…
— Обыватель понимает так: существует невероятно высокая смертность (а она действительно высокая), и поэтому уменьшается численность населения. А то, что основной причиной депопуляции является низкая рождаемость, — это остается в стороне.
— Если бы сейчас, скажем, у мужчин продолжительность жизни была не 58 лет, а 78 лет, наблюдался бы прирост населения?
— К сожалению, нет. У нас рождаемость гораздо ниже.
— Я — врач-демограф. Поэтому меня интересует механизм, который убивает людей. Я понимаю: человек умер от ножевой раны, огнестрельного ранения… А здесь? Что конкретно привело к тому, что за годы «реформ» мы потеряли свыше 5 миллионов человек? Привела сверхсмертность. Но почему в России умирает так много людей? Первая монография на эту тему вышла 10 лет назад. Она называлась «Духовное неблагополучие как причина демографической катастрофы». Тогда в ответ на наши выводы крутили пальцами у виска, мол, вместо того, чтобы исследовать медико-биологические и материальные факторы, вы забираетесь в какую-то метафизику.
И вот теперь, опираясь на факты, знания физиологии, мы пытаемся провести сравнительный анализ демографической ситуации в странах ближнего и дальнего зарубежья, где за последние годы были проведены рыночные реформы. Оказывается, депопуляция — это не только крест России. Вымирают Литва, Латвия, Эстония, Болгария, Украина, Белоруссия, Восточная Германия, Венгрия. Выходит, дело доходит уже до общих закономерностей, которые приводят к взлету смертности и резкому падению рождаемости. Гельмут Коль никогда не ставил перед собой задачу уничтожить народ Восточной Германии. Наоборот, он хотел продемонстрировать им, как они расцветут после того, как воссоединятся с западными немцами. В восточногерманские земли было закачано около 3 триллионов марок. В результате уровень жизни в этих землях вырос в три-пять раз, но резко возросла преступность, увеличилось число самоубийств. Выходит, не все измеряется финансами. Недавно я был на Украине, там в области демографии ситуация еще катастрофичнее.
Все классические факторы, хорошо известные медицине, при серьезном научном анализе депопуляцию не объясняют и оказываются блефом. Экология в последнее время улучшилась, холестерина в плазме крови стало меньше, поскольку мы стали меньше употреблять жирных продуктов: мяса, молока, яиц, масла. Выходит, не в жирной пище скрыта причина роста инфарктов и инсультов у населения постсоциалистических и ныне «реформируемых» стран. Двигательная активность выросла. Лечимся не хуже, чем раньше. Поскольку многие граждане по материальным причинам вынуждены работать на двух-трех работах, они ежедневно стали больше ходить. Так что с медицинской точки зрения люди сейчас ведут в целом более здоровый образ жизни, чем прежде.
Относительно стрессов. Были ситуации и более стрессовые, чем сейчас. Например, Великая экономическая депрессия в США начала 30-х годов прошлого века. Экономический обвал, снижение промышленного производства почти наполовину, безработица, обесценение вкладов, резкий рост уровня бедности — все это напоминало ситуацию начала 90-х годов в России. Казалось бы, логично было ожидать, что и демографическая ситуация будет такой же. Но ничего подобного! Смертность продолжала снижаться, правда, рождаемость немного уменьшилась. Количество самоубийств выросло на 5–8 %. А у нас — на 60 %!
Что может быть более мощным стрессом, чем Великая Отечественная война? Действительно, в 1942 году смертность среди гражданского населения подскочила, но в 1943 году неожиданно упала в два раза. И сохранилась такой же до конца войны…
Но раз ни один из материальных факторов не объясняет депопуляцию в реформируемых постсоциалистических обществах, мы оказались вынужденно вытолкнутыми в забытую сферу идеального. И предположили, что физическая жизнеспособность населения зависит не только от условий бытия (материальных факторов), но и от нравственной атмосферы и эмоционального состояния общества (духовных и душевных факторов). Но как измерять в обществе духовные процессы? Ответ на этот вопрос нам, светским ученым, подсказывает религия: по делам судите то, что происходит с психикой. За последнее время у человека усилились тревожные настроения, ухудшились межличностные отношения в обществе, снизилась социальная поддержка. Таким образом, Госкомстат фактически занимается анализом динамики «греховности» в нашей стране.
Убийства — это маркер агрессивности, озлобленности в обществе. По динамике убийств можно судить о равновесии в обществе. Самоубийства — индикатор крайней безысходности и тоски. Разводы отражают дух неустановившихся либо разрушенных отношений собственности. Кражи, грабежи показывают характер несправедливых отношений в обществе.
И вот когда мы поняли, что можем измерить уровень греховности в обществе, появилось новое направление — эпидемиология духовности, наука о происходящих в обществе нравственно-эмоциональных процессах. Решили с ее помощью проанализировать демографическую ситуацию в нашей стране. Нас интересовало, существует ли непосредственная связь между динамикой духовности и динамикой смертности. Оказалось, что две эти динамики тесно связаны между собой. Степень корреляции — 85 %! Например, сначала подскакивает преступность — через полгода жди инфарктов и инсультов. На постсоветском пространстве на 80 % динамика смертности объясняется таким понятием, как агрессивно-депрессивный синдром. Такое сочетание само по себе страшно. Российский и другие народы находятся в состоянии озлобленности. И это в порядке вещей. Озлобленность — нормальная реакция великого народа на несправедливые итоги реформ. «Мы не того хотели».
А откуда тоска, депрессия? От того же непонимания, куда нам следует идти. В дикие джунгли капитализма человек не хочет, но и в 1970-е годы тоже. А ему говорят и те и другие: «Иного не дано!». Народ оказался в этой страшной вилке, когда в нем бушует злоба от того, что есть, а ему говорят, что ничего другого и не может быть. Или может, но для этого нужно вернуться в прошлое. И тогда эта бушующая энергия направляется либо на соседа, либо на сосуды головного мозга, либо на сосуды сердца, либо толкает в петлю… Подавляется иммунитет, у людей вспыхивают даже те инфекции, которые ранее были немыслимы. Если перечитать Виктора Франкла, то в неврозах действительно выражается потеря смысла жизни, они разрушают в организме все. Негативное влияние безработицы на человеческий организм также проявляется в виде депрессии, тоски, стыда. Ты можешь получать пособие, в два раза превышающее зарплату, но сам факт — ты безработный, изгой, вычеркнут из социальных контактов — будет разрушительным образом влиять на психику.
Духовное неблагополучие — результат попытки заменить нашу прежнюю ментальность. Почему так разительно отличаются между собой последствия Великой депрессии в США и «шоковой терапии» в России? Американцы вышли из социально-экономического кризиса, не изменив своих духовно-нравственных основ, которые остались прежними, только претерпели некоторую модификацию. Иное дело у нас, где прежнюю «нецивилизованную» душу пытались ампутировать, а на ее место пересадить новую — «современную и цивилизованную», где государственнообразующей нации внушали чувство вины и национальной ущербности. Где вошли в обиход принципы типа: «Если у друга упал конь — пристрели друга». А наша психика всеми силами сопротивляется такому «новому порядку»! Происходит глубинная психологическая реакция отторжения, сопровождающаяся ростом смертности. При этом важно учесть, что неприятие новой идеологии в России определяется не столько предыдущим советским воспитанием, сколько давней исторической памятью народа, его этническим архетипом (коллективным бессознательным, по Карлу Юнгу).
Теперь о причинах снижения рождаемости. Принято считать, что всему виной непомерные финансовые затраты на уход за новорожденными и воспитание детей. Поэтому женщины-де просто не хотят рожать. Они делают аборты и увеличивают потребление противозачаточных средств. Однако такое объяснение недостаточно, и об этом говорят факты.
Во-первых, молодожены в подавляющем большинстве хотят иметь двух детей и более. Поэтому они живут половой жизнью, не предохраняясь от беременности. Даже студентки московских вузов, в частности МГУ, при опросе в 1996 году высказывали желание иметь двоих детей (61 % опрошенных), троих детей (23 %), четверых и более (4 %). Как видим, в целом 85 % девушек и 73 % юношей ориентировались не на малодетную (1 ребенок) или бездетную семью, а на среднедетную (2 и более детей), что в определенной мере соответствует обычным потребностям современного общества. Тем не менее, суммарный коэффициент рождаемости в России и на Украине составил в 2001–2003 годах всего 1,3 и 1,2 детей на одну женщину детородного возраста.
Да, отмечался двукратный рост потребления противозачаточных средств, но этот рост сопровождался симметричным по численности снижением абортов. Значит, традиционные контрацептивные средства не являются основными виновниками двукратного сокращения деторождения в России и на Украине.
К другим механизмам снижения детородной способности, которые в должной мере не учитываются, относится увеличение эндокринных расстройств под влиянием психических факторов (психосоматические нарушения). Это приводит к дисфункции яичников женщины. Гинекологические дисфункции в России за 1990–1998 годы выросли на 240 %, бесплодие — на 200 %.
У мужчин также наблюдался рост нарушений эндокринной системы, ведущих к повреждению репродуктивного аппарата. Отмечается снижение либидо (влечения к противоположному полу) и потенции. Первично бесплодные браки стали встречаться в ряде регионов у каждой пятой молодой семьи. Миллионы женщин в России и на Украине хотели бы прибегнуть к помощи искусственного оплодотворения. Даже если все молодожены вдруг захотят иметь детей, далеко не у всех это получится. Предварительно потребуется проведение широкомасштабного курса лечебных и реабилитационных мероприятий.
Произошло существенное ухудшение брачного поведения. По сравнению с 1990 годом количество разводов на 100 браков выросло в 1,5–2 раза. Тому способствовали и экономические факторы. Стало невыгодно заводить семью, даже без детей. Потребление продуктов у членов образующейся семьи сразу сокращается на 15–25 %. А при наличии 1–3 детей питание ухудшается на 40–70 %.
Важным антирепродуктивным фактором явился выраженный рост смертности среди мужчин молодого возраста. Обнаружена сильная обратная корреляция между смертностью мужчин 15–49 лет и рождаемостью, о чем писал несколько лет назад мой коллега, директор Национального геронтологического центра Вячеслав Николаевич Крутько.
Каким силам удалось вызвать повреждение репродуктивного аппарата, приглушить сильнейший биологический инстинкт продолжения рода? Экономические факторы, при всей их значимости, не играли в этом определяющей роли. Как показали исследования, чем богаче семья в современной России, тем меньше в ней детей. При сравнении 10 % самых бедных и 10 % самых богатых домохозяйств численность детей у вторых оказалась в 5 раз меньше.
Для объяснения репродуктивных парадоксов мы также обратились к предположению о влиянии нравственно-эмоционального состояния индивидов. Кстати, на эту гипотезу натолкнули клинические наблюдения над животными. Известно, что агрессия, безысходность, тревожность, страх, потеря контроля над жизненной ситуацией оказывают негативный эффект на сексуальные способности особей обоего пола. В зоопарке многие виды животных не размножаются, хотя за ними хорошо ухаживают, у них большие вольеры. Но они видят перед собой стену, забор, и природа на психологическом уровне накладывает запрет…
Падение репродуктивной активности населения, так же как и увеличение смертности, в значительной степени объясняется психическим неблагополучием. В том числе и ростом упоминаемого агрессивно-депрессивного синдрома. При сравнении динамики убийств и рождаемости по странам СНГ между ними обнаружена тесная обратная зависимость: чем выше прирост убийств, тем глубже спад рождаемости. Для проверки обнаруженной закономерности провели аналогичное исследование в странах Восточной Европы. И здесь увеличение количества убийств сопровождалось параллельным снижением рождаемости.
Проведенный анализ дает основание по-новому взглянуть на снижение в ХХ веке рождаемости среди народов Западной Европы. Принято считать его позитивным процессом, который вызван прогрессом культуры и осуществляется посредством контрацептивных технологий в рамках демографического перехода. Но оказалось, что все не так просто. Снижение рождаемости стало нарастать с начала ХХ века, когда еще не было эффективных противозачаточных средств. Тогда за счет чего произошло уменьшение количества рождающихся детей? В России, например, суммарный коэффициент рождаемости упал за 1925–1940 годы в 1,5 раза. Причина, вероятно, заключается в снижении биологического репродуктивного потенциала населения под давлением нарастающей агрессивности новой модели цивилизации. Жесткая конкуренция, конфликтность, бескомпромиссность, страх, озлобленность — вот характерные черты нарождавшегося ХХ века.
Извиняюсь, что об этом приходится говорить, но упомянутые выводы доказывают следующие факты. Если в 1860 году количество сперматозоидов в миллилитре семенной жидкости составляло около 80 миллионов, то в 1960 году ВОЗ установила нормой уже 60 миллионов, в 1983 году — 40 миллионов, а в 1992 году планка снизилась до 20 миллионов. (Кстати, в Москве реальная картина и того хуже — 10 миллионов.) Получается, как если бы сначала нормой считали иметь 32 зуба в ротовой полости, затем 24, потом 16 и, наконец, 8 зубов. В современной Бельгии до 45 % молодых мужчин продуцируют семенную жидкость, качество которой находится на нижней границе даже облегченной нормы. У почти каждого десятого потенциального донора сперма признается негодной.
Основной причиной различных сексуальных расстройств у мужчин (ими страдали более половины опрошенных) и женщин (такие расстройства были присущи более чем 80 % прекрасного пола) в США (исследование 1992 года) служили факторы психологической природы. Наиболее выраженное негативное влияние оказывали депрессия и стресс. У женщин они вели к торможению либидо в 2,7 раза, уменьшению сексуальной возбудимости в 4,7 раза. У мужчин дистресс способствовал торможению потенции в 3,6 раза, снижению либидо в 3,2 раза, преждевременному семяизвержению в 2,3 раза. Выраженное неблагоприятное воздействие на половую активность оказывали ухудшение материального положения, неудовлетворенность личным здоровьем, восприятие своей жизни как несчастливой. Оценивая все перечисленное, американские врачи считают, что ухудшающееся сексуальное здоровье населения США представляет актуальную национальную проблему. По разным оценкам, в развитых странах Запада доля супружеских пар с пониженной плодовитостью достигает 25–35 %.
Меня могут спросить: какое практическое значение имеет изложенное для выработки эффективной демографической политики в России? Думаю, что немалое. Обнаруживается возможность управлять физическим и репродуктивным здоровьем огромных масс населения с использованием нравственно-эмоциональных рычагов — даже в условиях экономического дефицита. Для снижения смертности в России и на Украине с 16 промилле до 8 промилле (в Китае она составляет 6 промилле) и повышения рождаемости хотя бы до 16–17 промилле (как было в середине 80-х годов) люди должны почувствовать свою жизнь наполненной высоким смыслом. Ощутить себя не униженными наемными работниками, а свободными гражданами, идущими как полноправные хозяева по просторам необъятной Родины своей. Тогда общество сможет гарантированно преодолеть депопуляцию за 4–5 лет. Кстати, в истории имеются убедительные примеры подобного развития событий.
Я уже приводил пример, когда смертность среди гражданского населения в 1943 году в СССР уменьшилась в два раза. А что изменилось тогда по сравнению с предыдущим годом в экономическом смысле? Ничего! Люди продолжали работать в экстремальных условиях, недоедая и недосыпая. Однако уже был Сталинград, связанное с ним огромное воодушевление народа и надежды на новую жизнь после войны. Людей сплотила объединяющая идея, заставила их забыть личные невзгоды, помогла обрести смысл жизни.
— Демографическая катастрофа последнего десятилетия в Восточной Европе и СНГ — наиболее значимый медико-демографический феномен ХХ столетия. Такого падения рождаемости и роста смертности нет нигде в мире. С другой стороны, в средствах массовой информации обсуждался вопрос: а является ли это вообще демографической катастрофой? Факт это или артефакт? Может быть, просто игры в числа? Некоторые объясняют происходящее эхом войны. Дескать, российский этнос в войну перенапрягся, в затяжной стресс угодил, сейчас сказались последствия этого, вот он и начал вымирать. Или, мол, много стали пить. То есть сфокусировались совершенно разные профессионально неграмотные гипотезы. Поэтому группа ученых: Игорь Алексеевич Гундаров, Сергей Петрович Ермаков и ваш покорный слуга — предприняли более детальное исследование, чтобы разобраться с феноменом депопуляции, понять его истоки и причины. В результате появилась брошюра «Анализ тенденции смертности и продолжительности жизни населения России в конце ХХ века». Что же выяснилось? Действительно, с 1992 года по 2000 год (без учета миграции) население нашей страны уменьшилось на 6,7 миллиона человек — за счет повышения смертности и снижения рождаемости.
Мы можем, конечно, здесь говорить, призывать женщин рожать по пять детей и больше. Но разве может позволить это себе современная женщина, которая хочет заниматься бизнесом, отдыхать, вести активную светскую жизнь? Может позволить, если иметь столько детей будет модно и для их обеспечения и развития в семье будут созданы материальные условия. То есть на самом деле вопрос упирается в действительно экстраординарные меры. А такие меры, в свою очередь, связаны с изменением экономической системы. Другого варианта не существует, полумеры здесь не помогут. Это следует из математико-демографических исследований.
Даже если бы наши женщины очень захотели и рожали по пять детей, как бы они их вырастили? Сейчас у молодых людей иной менталитет, чем у старшего поколения, они очень практичны. Привыкли считать и знают, сколько стоит определение детей в детсад, обучение в школе (за которое надо доплачивать), посещение спортивного клуба, получение высшего образования и т. д.
— Одного ребенка любая женщина хочет, рожает. Но пятерых рожают счастливые женщины.
— Бэби-бум в Америке стал своеобразным демографическим этапом перехода к обществу, где растет благосостояние и уменьшается количество детей в семьях. И в развитых странах, и в развивающихся. Когда это благосостояние становится качественно очень высоким, тогда появляется новый стимул для своего рода рывка в рождаемости. Поэтому коренная проблема — найти такие возможности, которые позволили бы нашей стране, минуя стагнацию, совершить резкое комплексное движение вперед, прежде всего в социально-экономическом плане. Это помогло бы нам решить демографическую проблему.
Мы делали прогнозы развития демографической ситуации в России — оптимистический и средний пессимистический. График показывает, насколько тяжело придется в ближайшие десятилетия российской экономике и социальной сфере. Одному работающему придется содержать двух-полтора неработающих. Коэффициент демографической нагрузки будет расти и увеличится к 2050 году в два раза. Но до 2015 года он будет падать. Это объясняется особенностями сложившейся демографической структуры. Некоторые спекулируют на данной ситуации. Они говорят: посмотрите, как хорошо, упомянутый коэффициент падает, значит, мы все делаем правильно, ничего особенного предпринимать не надо.
На самом деле, чтобы представлять перспективы развития страны, нужно делать долгосрочный грамотный прогноз. Это необходимо для того, чтобы видеть всю картину в целом: сначала падение коэффициента демографической нагрузки, а потом резкий рост его, неостановимый ничем. Здесь необходима корректная, серьезная наука, грамотные, а не спекулятивные исследования.
Недавно Европейское сообщество выпустило фундаментальное исследование — подготовленный профессором Бренером «Финальный доклад Европейской комиссии по оценке социальной цены безработицы и анализ политики трудоустройства в Европейском сообществе и США». Это капитальное социологическое исследование. Какой вывод по прочтении его напрашивается? Если мы хотим, чтобы человек нормально жил, то в первую очередь должны решить проблему с безработицей. Потому что трудоустройство — это не только возможность получать деньги, это, прежде всего, востребованность человека. Ощущение его полезности и нужности. Оказывается, безработица — это причина самоубийств, преждевременных смертей… Это серьезное препятствие, в том числе, и для рождения детей. На одном из саммитов ЕЭС была выдвинута задача к 2020 году в странах ЕЭС вообще безработицу ликвидировать. В России, где закрываются сотни предприятий, разрушаются градообразующие заводы, разваливаются сельскохозяйственные производственные структуры, безработицей, скрытой и явной, охвачены десятки миллионов трудоспособных людей. Не случайно у нас веер самоубийств, инфарктов, инсультов… Отсюда во многом и наша стремительная депопуляция.
Наши исследования показали, что продолжительность жизни интегрально впитывает в себя все характеристики качества жизни населения. Меняется качество жизни — сразу меняется смертность, рождаемость, продолжительность жизни. Во время шоковых реформ график по всем этим показателям буквально скакал.
В свое время мне удалось познакомиться с очень интересной монографией «Можно ли моделировать рождаемость?». Что под этим подразумевалось? Создать такую модель, где есть параметры, описывающие, от чего она зависит. Для того чтобы действовать — увеличивать рождаемость или, наоборот, уменьшать — словом, управлять процессом. В монографии делался обзор всех моделей корректирования рождаемости на тот момент, это были 80-е годы. Приводился опыт Чехословакии, ГДР, других стран, где пытались увеличить рождаемость всякими стимулирующими мерами, дотациями и т. д. Что получалось? На несколько лет всплеск, рождаемость увеличивалась. Через несколько лет она опять спадала на тот стабильный, стационарный уровень, зависящий от общей обстановки в обществе. Рождаемость — это очень тяжело подвигаемая какими-то искусственными вещами шкала, тут не нужно особенно обольщаться. Тут нужны системные изменения, поднимающие весь пласт социально-экономической, нравственной, духовной жизни в обществе на качественно иной уровень.
 
Особенность России заключается еще в том, что западно-рыночные отношения мы до конца не усвоили. И можно попытаться найти решение проблемы. От чего это зависит? От осознания обществом серьезности проблем и от средств, которые на решение этих проблем будут выделены. Я вижу сегодня задачу в том, чтобы довести до общества в полном объеме понимание того, что у нас демографическая катастрофа. Грубо говоря, общество надо напугать. Кое-кто уже начал пугаться. Мы видим, что за последние год-два демографические проблемы начали выдвигаться в разряд политических. О них стали чаще говорить. Нам нужно довести дело до того, чтобы все сказали: «Это сейчас действительно самая страшная беда». Если это будет достигнуто, тогда даже самый равнодушный к судьбе России и русских политик будет вынужден под давлением общественности работать в нужном направлении. Средства, которые будут выделены для решения этой проблемы, будут совершенно другими. Тогда мы и «распотрошим» не только стабилизационный фонд, но и почти 160 миллиардов долларов золотовалютного резерва, на который мы почему-то меньше обращаем внимания, чем на стабилизационный фонд. Это первая, с моей точки зрения, задача.
Затем надо разобраться с определенной системой стереотипов. Даже наш президент Владимир Владимирович Путин сказал, что у всех развитых стран с рождаемостью плохо. Тут необходимо уточнение. Да, в Европе рождаемость тоже оставляет желать лучшего. Но по сравнению с российской она на 40 % выше. Это не так уж мало. Действительно, падение рождаемости, идет во всех странах развитого мира, но оно никогда не было столь стремительным, как в России. У нас за 6 последних лет на 30 с лишним процентов упала рождаемость. Такого никогда не было. Когда показываешь, что у нас что-то жуткое, вопиющее происходит, совсем не похожее на других, это действует. Везде идет рост средней продолжительности жизни, а у нас катастрофическое снижение. К решению этих проблем надо подходить комплексно и всесторонне. Что, мне кажется, сейчас нужно делать? Нужна специальная государственная программа по борьбе с депопуляцией. И вокруг нее начать танцевать. Повторяю, действовать надо в рамках комплексной программы. Не ограничиваться отдельными мерами, поднимая единовременные пособия на родившегося ребенка с 70 до 200 рублей. В рамках этой программы должно заработать государство всеми своими механизмами, подключая общество, науку, производственные структуры, политические образования. Так должно быть, если мы не хотим исчезнуть с лица Земли. Думаю, на основе этого могут объединиться совершенно разные силы. Мало таких, для кого Россия и ее будущее ничего не значат. И активнее надо вовлекать население в осмысление вот этой главной нашей проблемы. Говорить о ней нужно как можно чаще, говорить как можно резче. Вот тогда-то мы сможем сформировать действенное общественное мнение, и политики будут вынуждены его учитывать. Многие из них, надеюсь, сконцентрируют свое внимание на этой глобальной российской проблеме. И тогда, может быть, мы сможем что-нибудь решить.
 
Не будем отрицать и того, что огромное влияние на атмосферу в обществе оказывают социально-политические факторы. Они как раз влияют на ту самую ситуацию, которая создает депрессивную обстановку. Социально-политические факторы складываются из двух составляющих — это экономические факторы и факторы, связанные с воспитанием и образованием человека. Всё, что связано с процессами воспитания и образования, меня тревожит особенно. Сегодня уже говорили о том, что была попытка внедрения курсов полового воспитания в школе. Она, кстати, так до конца и не пресечена. Она остается в несколько завуалированной и «замороженной» форме. Половое воспитание продолжает в той или иной форме навязывать так называемая Российская ассоциация планирования семьи. Под маркой воспитательных учреждений сегодня в России действуют различного рода структуры, которые занимаются, якобы, борьбой с наркоманией, СПИДом. На самом деле, когда начинаешь вникать в суть деятельности этих структур, выясняется, что они, наоборот, всячески стимулируют и подвигают молодежь к увлечению наркотиками, к половой распущенности. А с наркоманией демографическая проблема связана напрямую. Потому что от наркомана здорового ребенка не жди, да и воспитать он его никак не сможет. Проблема образования тоже переплетается с демографической проблемой. Но то, что сегодня происходит в российской школе — и в средней, и в высшей, — это целенаправленный стопроцентный развал отечественной системы образования. И делается это для того, чтобы подорвать интеллектуальную основу страны и вытеснить Россию с самого главного рынка — рынка информационных и научных технологий. Лет через 50 запасы нефти и газа будут практически исчерпаны. Главным экономическим рынком станет рынок информационных технологий. К тому времени Россия, если не будет остановлен развал системы образования, вряд ли сможет на этом рынке конкурировать.
Огромную проблему сейчас, в свете демографической политики, составляет социальное сиротство. Социальные сироты сегодня — это, увы, уже фактическое будущее страны. Сейчас 3,5–4 миллиона детей в России — социальные сироты. В будущем, выходит, мы получаем неполноценные семьи. Потому что социальный сирота не в состоянии создать нормальную семью, которая будет дальше воспроизводить нормальное потомство. Попытки бороться с социальным сиротством сегодня выливаются в откровенную бесстыдную кампанейщину. Потому что нет политической воли. Нет понимания того, в чем суть социального сиротства. Итак, замкнутый цикл: от социального сиротства мы снова переходим к тем же процессам изменения общественного сознания, к социально-политическим условиям. Мы ходим по кругу.
Огромное значение в преодолении этих негативных процессов имеют общественные установки. Мы удивляемся, почему у мусульман такая высокая рождаемость, нет никакой демографической проблемы. Там есть общественные установки, проведенные через религиозное восприятие существующего мира. И эти общественные установки работают. Нам надо выработать свои национальные общественные установки. И тогда мы выздоровеем.
 
Мы видим, что сейчас навязывается определенный уровень потребления, который выдвигается как некий эталон для семьи, позволяющий рожать и воспитывать детей. По нему каждому ребенку надо выделить по комнате, и чтобы непременно был компьютер и много игрушек и т. д. Но, наблюдая за детьми, мы убеждаемся, что многие из этих вещей на самом деле ребенку не нужны. Ребенку не нужно очень много игрушек. Потому что он быстро пресыщается ими, и у него начинается апатия, нередко переходящая в депрессию. Он утрачивает способность концентрировать внимание. Ребенку не нужен компьютер, потому что он разрушает его неокрепшее детское здоровье и превращает в своего рода «наркомана». Ребенку не нужно много денег. Ему много чего не
Просмотров: 352 | Добавил: MainEditorM | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: