Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 139

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог сайтов

Главная » Каталог сайтов » Аскетика

В категории сайтов: 8
Показано сайтов: 1-8

Сортировать по: Дате · Названию · Рейтингу · Переходам
Аскетическое богословие старца Иосифа Ватопедского — Часть 1: путь опытного богопознания
 
Какие препятствия и подводные камни ожидают подвижника — монаха и мирянина — на пути духовного совершенствования? Каковы этапы этого пути? О «маршруте» духовной жизни, предлагаемом современным Афоном, рассказывается в четырехчастной статье, посвященной творчеству одного из отцов возрождения святогорского монашества — старца Иосифа Ватопедского.
Старец Иосиф уже много лет является духовным наставником братии Ватопедского монастыря. Его монашеский путь начался на о. Кипр, где старец родился и где, в монастыре Ставровуни, принял монашеский постриг. Пробыв в этом монастыре несколько лет, о. Иосиф, по благословению старцев Обители, отправился на Святую Гору. Там он встретился с великим подвижником нашего времени старцем Иосифом Исихастом (1898-1959), знакомство с которым превратилось в многолетнее ученичество и принесло обильный духовный плод. Старец Иосиф Исихаст, будучи человеком высокой духовной жизни, имел, кроме всего прочего, и дар учительства: без преувеличения можно сказать, что несколько монахов, его учеников, стали у истоков духовного возрождения всего святогорского монашества. Старец Иосиф Ватопедский - это один из немногих духовных наставников, кто цепью преемственной связи соединяет поколение нынешнего монашества с уже отшедшими великими подвижниками, достигшими высот святости. 
 Вот уже в течение многих лет Ватопедский монастырь издает духовные книги в общей серии: Ψυ­χω­φε­λῆ Βα­το­παιδινά - «Ватопедская душеполезная библиотека». Эта библиотека (в ней издано уже 18 книг, старец Иосиф является автором 15-ти из них) представляет собой изложение святогорского духовного опыта, который освящен многими поколениями монашествующих, подвизавшихся в Ватопедской Обители. Достаточно упомянуть, что в «Ватопедский Синаксарь» вошли жизнеописания 66-ти святых, живших в Ватопеде[a]. Начало этой серии было положено старцем Иосифом, книги которого вдохновлены самой атмосферой святогорского монашеского государства с его многовековой традицией смиренного жития в послушании и ученичестве у богоносных наставников, которыми никогда не оскудевал Афон.
 Книги старца Иосифа условно можно разделить на четыре категории. В первую входят книги о его духовном отце, старце Иосифе Исихасте. Затем идут жизнеописания некоторых преподобных и воспоминания о подвижниках, с которыми старцу довелось встречаться и совместно подвизаться. В третью категорию входят несколько аскетических и богословских сочинений старца Иосифа. И последнюю категорию книг составляют записи бесед старца, которые он в течение многих лет проводил со своей братией и с паломниками Святой Горы. Остановимся на них немного подробнее.
Аскетика | Переходов: 276 | Добавил: Елена | Дата: 16.06.2009

Встреча двух личностей

Что значит слово «святой», которое мы употребляем не только в литургической, но часто и в обыденной жизни? На основании чего Церковь канонизирует подвижников веры, свидетельствует об их святости и дает нам право обращаться к ним с молитвой?
 
Если мы спросим у окружающих нас людей, в том числе у христиан, живущих церковной жизнью, что значит «святой человек», то получим неодинаковые ответы. Одни скажут, что святой — это человек чистой и безукоризненной жизни, другие будут утверждать, что святость — это самоотверженное и бескорыстное служение людям, третьи укажут на такие ее признаки, как милосердие, сострадание, отзывчивость, то есть для большинства людей святость — это наличие высоких нравственных достоинств. Однако на самом деле все это — качества и свойства святости, ее проявления в различных жизненных ситуациях и обстоятельствах, а не сама святость. Все перечисленные достоинства человека, даже в своей совокупности, не дают исчерпывающего представления о том, что мы хотим определить.

Слово «святость» по своему значению намного глубже. Мы не нашли ни одного его синонима, поскольку, действительно, святость не качество; святость — то, что делает человека новым творением, творческая Божественная сила. Святой — это человек, в котором пребывает и действует благодать. Святой тот, кто дал в своем сердце место Духу Святому; это луч, воссиявший от Фаворского света. Здесь, на земле, благодать можно стяжать и потерять. Жизнь даже великих подвижников — это череда постоянно изменяющихся взаимоотношений между благодатью и человеческой волей, между святостью и грехом, это процесс, который у аскетов называется невидимой бранью. В вечности, когда пора испытаний останется уже позади, благодать Божия восполнит недостающее[1] и соединится с душой человека неразлучно, неразрывно, навсегда; а после воскресения она преобразит и одухотворит тела святых. Более того, святость в вечной жизни — это не статика, а вечное приближение к Божеству, вечное восхождение по духовным ступеням, вечное озарение Божественным светом (то, что на языке аскетики именуется обОжением) все большей силы и интенсивности. В этом свете человек преображается и становится более и более способным созерцать Божественную красоту, сам делаясь от этого все более прекрасным, как кристалл, в котором отражаются и играют лучи восходящего солнца.

Почему мы прославляем святых? Или, точнее, что мы прославляем в святых? Святитель Григорий Палама, этот вдохновенный поэт исихазма[2], который больше всего любил безмолвие, в борьбе с еретиками был вынужден обобщить мистический опыт восточных подвижников в определенных богословско-философских категориях. В этом отношении он явился продолжателем богословия великих каппадокийцев[3], сочетавших в своих произведениях опыт мистических созерцаний с блестящим знанием философии.

 
 
Аскетика | Переходов: 230 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

Протоиерей Владимир Воробьев о различии между счастьем и удовольствием
 
Прежде чем начинать разговор о семье, всем нам было бы полезно разобраться, в чем отличие любви от влюбленности, брака от сделки, счастья от удовольствия. Ответы на эти вопросы мы попытаемся найти вместе с ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, профессором протоиереем Владимиром Воробьевым.

Мина замедленного действия

— Отец Владимир, может ли сегодня человек оказаться не готовым к браку?

— Не только может, но по большей части оказывается неготовым. Мы каждый день наблюдаем, как люди не видят своего места в будущей семье, не понимают обязанностей, которые берут на себя, вступая в брак. Вообще очень плохо представляют себе его смысл и цель. В современном мире семья очень часто понимается лишь как средство для удовлетворения своих плотских и душевных потребностей.

К сожалению, в нашем обществе сегодня нет ясных представлений о браке. И даже в церковном Предании учение о браке разработано недостаточно. Гораздо полнее представлено учение об аскетике, о монашеском подвиге. А о семье, о браке различными авторами написано много, но все же недостаточно, особенно для настоящего времени. Потому что новое время ставит новые вопросы и проблемы. И адекватных ответов на них сегодня очень немного.

— Считается, что брак обязательно должен быть основан на любви. Однако представления об этой любви могут быть самыми разнообразными. Какими же критериями руководствоваться человеку, собирающемуся создать семью? Как не ошибиться, приняв за любовь нечто иное, любовью не являющееся?

— К сожалению, многие люди перестали понимать, что такое любовь. Под этим словом сегодня подразумевается лишь определенное влечение мужчины и женщины друг к другу, некая взаимная симпатия. Такое представление о любви, конечно же, не может быть надежным основанием для брака. Ведь влечение может ослабеть. Тогда, если жена «подурнела», перестала быть столь же привлекательной, — надо ее бросать и искать другую. Любовь вроде бы прошла, ну, а раз я не люблю ее больше, кто же меня заставит дальше с ней жить? У нас же свобода! В итоге это самое «не люблю» становится главным аргументом для расторжения брака. Подобным образом понимаемая любовь становится для брака не основанием, а миной замедленного действия, которая рано или поздно его разрушит.

Причина этого — в подмене понятий: любовь путают с влюбленностью, а это — принципиально разные вещи. Говоря языком христианской аскетики, влюбленность является страстью, пристрастием, то есть чувственным влечением.

Аскетика | Переходов: 410 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

Образ и подобие Божие (Человек и Ангелы)
 
Из книги архимандрита Киприана (Керна) «Восхождение к Фаворскому свету», изданной Сретенским монастырем в 2006 г. в серии «Духовное наследие русского зарубежья».
Почти все писатели и учители Церкви коснулись в той или иной мере вопроса о богоподобии человека. Это и понятно, так как учение об образе и подобии Божием есть чисто библейская особенность. Внехристианская антропология не знает ничего об этом и не включает в свою схему человека категории богоподобия. Но среди писателей и учителей церковных одни различают образ от подобия, другие же склонны считать эти выражения синонимами. Кроме того, в древнейшее время усматривали образ Божий в одной какой-то способности человека, тогда как со временем церковные писатели готовы под понятием образа Божия понимать совокупность духовных дарований или способностей, да и вообще в это библейское выражение вкладывали все больший и больший объем содержания.

Едва ли не большинство церковных писателей хотели видеть образ Божий в разумности (духовности). Некоторые допускали наряду с духовностью или разумностью еще и свободную волю, как признак образа Божия. Другие усматривают образ Божий в бессмертности, в господственном или начальственном положении человека в мироздании. Образ Божий в человеке понимается также учителями Церкви и как святость, или, точнее, способность к нравственному усовершенствованию.

Аскетика | Переходов: 479 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

«Если у вас будет мир, вы будете счастливы»
 
Беседа с врачом Е.Н. Кулебякиной и руководителем общины «Спас» И.К. Лизуновым
В наше время такие грехи, как гневливость и раздражительность, к сожалению, весьма распространены. Даже глубоко верующие и воцерковленные люди, призванные к хранению душевного мира, в повседневной жизни не всегда могут совладать с собой: волна эмоциональной раздражительности, подобно бушующей стихии, захватывает их целиком и несет в пучину греха, в царство ссор и распрей.

Если задуматься над тем, почему даже в православных семьях иной раз возникают проблемы с детьми и конфликты между супругами, то нетрудно прийти к выводу: люди просто не умеют обуздывать свои эмоции. Излишняя, неконтролируемая эмоциональность весьма отрицательно сказывается на семейных отношениях. Насколько важно для христианина сохранение душевного мира, видно из слов старца Алексия Зосимовского, которые были адресованы одной паре только что поженившихся супругов: «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир, вы будете счастливы».

О причинах раздражительности и потери мира душевного так писал владыка Арсений (Жадановский): «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод – и твое настроение испортилось. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним. Тоска, уныние, угнетенное состояние духа вызываются предшествующими греховными помыслами, чувствами, делами. Благодать Божия, как утренняя роса, прогоняет все это, освежая сердце и все внутреннее существо человека. Счастлив тот, кто умеет или, лучше сказать, способен быстро привлекать к себе эту благодать Божию: тот легко освобождается от тех душевных страданий, о которых мы говорим». Верующему не стоит забывать, что «раздражительность есть проявление оскорбленного самолюбия».

Аскетика | Переходов: 367 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

С. И. ФУДЕЛЬ
ПУТЬ ОТЦОВ
 
Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
Мф. XVIII, 20
Как читать Отцов подвижников нам, мирским людям, и как их учение может войти в нашу жизнь?
Возможность достижения меры древних Отцов в их физическом подвиге, в этой внешней стороне аскетики, по мнению еп. Игнатия Брянчанинова, для нас исключается. "Жить в простой хижине, - говорил от. Амвросий Оптинский, - и не смиряться - к хорошему не приведет. Немощному душою и телом полезнее жить в удобной келье и смиряться, зазирая и укоряя себя за удобство и просторную келью. Суровую жизнь могут проходить редкие и только крепкие телом, которые без вреда могут переносить и холод, и голод, и сырость, и долулежание. А по слову преп. Иоанна Дамаскина, немощным телом полезнее смирение и благодарение, нежели телесные труды и подвиги, к которым они не способны" (АМ - 56). Мы можем иметь телесный подвиг только соответствующий нашим малым силам. Но, помимо этого, у Отцов есть многотомное учение о"внутреннем делании", о невидимой брани. Только пять томов Добротолюбия весят столько, что их трудно поднять. Большинство Отцов-подвижников жили в средневековьи, и начинающему их изучение может показаться, что он входит в громадный и темный средневековый лес. Невозможно не заблудиться здесь путнику, если он не найдет в нем Евангельскую тропу. В этом все дело. Вся сила, вся действенность учения Отцов, вся неумирающая власть над нами их нетленных слов в том заключается, что они, несмотря на всю их иногда средневековую сложность, - были всего только истинными и совершенными исполнителями Евангелия. В этой Евангельской тропе аскетики и есть ее магистраль. Только найдя ее, все учение Отцов откроется нам своим простым и ясным Христовым светом, и лугом духовным станет для нас средневековый лес.
С чего же начинать ее поиски? С того, чтобы возжелать ее для себя самого, с того, чтобы в себе самом положить начало Евангелия, т. е. со смирения.
Можно пояснить это таким примером. В параграфе 139 "Деятельных и богословских глав" преп. Симеон Нов. Бог. говорит: "Кто обогатился небесным сокровищем, - разумею, пришествием и вселением в него Христа, Который сказал: Аз и Отец приидема, и обитель у него сотворим (Ин. XIV, 23), тот знает знанием душевным (опытно, сознанием, чувством), какую получил радость, коликое и каковое сокровище имеет в царских сокровищницах сердца своего. Беседуя с Богом, как с Другом друг, с дерзновением стоит он пред Лицем Того, кто обитает в нем во свете неприступном" Это параграф 139. А следующий, 140-й, преподобный начинает такими словами: "Кто верует тому, что я сказал, тот блажен. Кто деятельно подвизается посредством священных подвигов достигнуть ведения о том (опытно познать то), тот треблажен" (Д V - 50).
И вот мне кажется, что основной духовный "метод" чтения Отцов, и приложения их учения к нашей мирской жизни, заключается в том, чтобы обрести веру и блаженство, обещанной первой частью этого 140-го параграфа. "Кто верует тому, что я сказал, тот блажен". Это воистину уже много. Надо искать блаженную землю смирения веры, чтобы ноги твердо стояли на пути Христовом. Только через смирение веры бремя Христово становится легким, а многотомный груз аскетических книг - живой тропой.
"В последнем письме своем пишешь, что не находишь для себя книг для чтения, пригодного к твоему положению. Говоришь, что все книги толкуют о монашестве, а ты не монахиня. На это тебе скажу: Евангельское учение дано обще всем, и все обязаны исполнять оное. Монашество произошло от желания жить в точности по Евангельскому учению. Потому что среди молвы городской и в заботах житейских представляется большое неудобство жить в точности по Евангельскому учению, хотя и все обязаны исполнять оное" (преп. Амвросий Оптинский, АМ - 26). Смирение веры только и способно научить, как преодолевать это "неудобство" мирской жизни и исполнять Евангелие, "которое обязаны исполнять все".
Смирение веры научит нас прежде всего тому,
Аскетика | Переходов: 274 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

ИЗ ТРЕТЬЕГО ДНЯ РАБОТЫ ЧТЕНИЙ
 
Профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова Б.С.Братусь выступил с докладом “Психологоия: душепопечение и наука”. Его доклад был посвящен вопросу об отношении Церкви к психологии, о том, что может значить психология для верующих. Докладчик отдельно остановился на вопросе о разведении сфер психологии и аскетики.

Б.С. Братусь отметил, что в Церкви до сих пор остается настороженное отношение к психологии, раздаются упреки в ее адрес в попытке подменить собой православную аскетику. По мнению Б.С.Братуся, такое отношение в церковной среде к психологии вызвано смешением сфер, которыми занимается психология и аскетика. Докладчик напомнил, что если сферой аскетики является сама душа человека, то сферой психологии является психика, имеющая свои законы функционирования. Различие души и психики проявляется уже в невозможности для одного слова быть синонимом другого. По словам докладчика, “психология была отделена от понятия “душа” в связи с логикой научного подхода. Ученые психологи заранее констатируют, что они исследуют вторичные явления души, а не саму ее сущность”.


Живой интерес слушателей вызвал доклад председателя Православного общества Радонеж Е.К. Никифорова “Роль церковных средств массовой информации в современном обществе”.

Докладчик рассказал о подготовке Конгресса православной прессы, который намечен на февраль 2000 года.

Е.К.Никифоров отдельно остановился на осуществляющейся католической экспансии в России. Он отметил, что большую роль здесь играют специально сформированные католические средства массовой информации. Особого обвинения в прокатолической деятельности удостоилось агентство религиозной информации “Благовест-ИНФО”, и его главный редактор Виктор Тарасевич. Е.К. Никифоров также добавил, что “Благовест-ИНФО” даже отказывается давать подписку на свой бюллетень православным людям.

 
Аскетика | Переходов: 188 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009

СВЯТОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ПРАВОСЛАВНОЙ АСКЕТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ
ДОКЛАД ПРОФЕССОРА МДА А. И. ОСИПОВА
БОГ И ЧЕЛОВЕК

Факт изначальности и всеобщности религии в истории человечества свидетельствует не просто о теоретической удовлетворительности идеи Бога как безусловного Источника всякой жизни и всякого блага, но и о глубоком соответствии религии природе человека, о всесторонней ее оправданности в историческом, социальном и индивидуальном опыте.

Сущность религии обычно, и справедливо, усматривается в особом единении человека с Богом, духа человеческого с Духом Божиим. При этом каждая религия указывает свой путь и свои средства к достижению этой цели. Однако всегда остается незыблемым постулат общерелигиозного сознания о необходимости духовного единства человека с Богом для достижения вечной жизни. Эта идея красной нитью проходит через все религии мира, воплощаясь в различных мифах, сказаниях, догматах и подчеркивая в разных планах и с различных сторон безусловную значимость и первичность духовного начала в жизни человека, в обретении им ее смысла.

Бог, лишь отчасти открыв Себя в Ветхом Завете, явился в предельно доступной человеку полноте в Боге Слове воплощенном, и возможность единения с Ним стала особенно явственной и ощутимой благодаря созданной Им Церкви. Церковь есть единство в Духе Святом всех разумных творений, следующих воле Божией и таким образом входящих в Богочеловеческий Организм Христов - Тело Его (Еф. 1; 23). Поэтому Церковь есть общество святых. Однако членство в ней обусловлено не простым фактом принятия верующим Крещения, Евхаристии и других таинств, но и особой его причастностью Духу Святому. Так что бесспорный по всем внешним показателям член Церкви может и не быть в ней, если он не удовлетворяет второму условию. Эта мысль может показаться странной: разве в таинствах христианин не приобщился Духу Святому? А если да, то о каком еще приобщении может идти речь? Этот вопрос имеет принципиальное значение для понимания святости в Православии.


Аскетика | Переходов: 312 | Добавил: Елена | Дата: 06.06.2009