Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 139

Форма входа

Календарь новостей

«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Апрель » 22 » Адмирал Федор Головин. ЧАСТЬ 2.
Адмирал Федор Головин. ЧАСТЬ 2.
16:12

По возвращении из Великого посольства Петр I окончательно утвердился в мысли о необходимости переориентации внешней политики страны на Западную Европу. Высказанное в ходе недавних переговоров нежелание европейских держав оказать действенную помощь России в войне против Турции и стремление оставить ее один на один в истощавшем материальные и людские ресурсы страны противоборстве со своим южным соседом явились дополнительными стимулами к этому шагу. Выход на европейскую политическую арену был невозможен без возвращения России балтийского побережья, что предопределяло неизбежность конфликта со Швецией. В этих условиях первоочередными задачами государства выступали создание регулярной армии и военно-морского флота. Дипломатия из самостоятельного инструмента решения внешнеполитических задач на многие годы фактически превращалась в служанку войны, призванную обеспечить максимально благоприятные условия для подготовки и проведения боевых операций. В этой связи основные усилия Посольского приказа были направлены на скорейшее заключение мира с Турцией, формирование антишведской коалиции, наем волонтеров и закупку вооружений в Европе.

На рубеже XVII - XVIII вв. Москва жила напряженной дипломатической жизнью. В ожидании крупных внешнеполитических акций России сюда съехались послы и посланники Австрии, Польши, Швеции, Дании, Бранденбурга. В Москве фактически сформировался постоянный дипломатический корпус.

Осенью 1698 г. в столицу прибыл датский посланник П. Гейнс с инициативой создания антишведского союза. Петр I , минуя главу Посольского приказа Л.К. Нарышкина, тайно встречался с ним. Ф.А. Головин был в числе крайне узкого круга сановников, посвященных в сокровенные внешнеполитические замыслы царя. «Это боярин с большими заслугами, - отмечал П. Гейнс, - таким его считают все в этой стране; царь ему более всего доверяет...» Перед отъездом в Воронеж 18 февраля 1700 г. монарх рекомендовал датскому послу обращаться к Ф.А. Головину как к нему самому, а в марте для участия в секретных переговорах вызвал туда и генерал-адмирала. Дипломаты «рассмотрели статью за статьей» проекта договора, а когда 21 апреля речь зашла о секретных приложениях, П. Гейнс «предложил, с одобрения царя, к первой сепаратной статье еще сепаратную статью касательно мира с турком. Царь сказал мне, что он уже думал об этом, и боярин Головин вынул из кармана бумагу, которую он составил на этот конец...» В тот же день договор с Данией о «наступательном нападении» на Швецию, включавший в себя и секретные статьи, был подписан царем, а 23 ноября 1699 г. в Преображенском дворце А.Д. Меншикова ратифицирован. В нем впервые были сформулированы внешнеполитические задачи России по возвращению Ижорской земли и Карелии.

Сразу после заключения русско-датского договора в Воронеж для консультаций был вызван Е.И. Украинцев, 2 апреля 1699 г. назначенный чрезвычайным послом в Стамбул. Ф.А. Головин принимал самое непосредственное участие в подготовке верющих, полномочных грамот, наказов и вопросных пунктов послу. Принимая во внимание, что у России недостаточно ресурсов для ведения войны на два фронта, Е.И. Украинцеву предписывалось идти на максимальные уступки Турции ради скорейшего заключения мирного договора.

27 апреля из Воронежа вниз по Дону отбыла эскадра во главе с Ф.А. Головиным. Адмирал поднял свой штандарт на 62-пушечном «Скорпионе». 24 мая крепостная артиллерия Азова салютовала русскому флоту. 18 июня в Азов прибыл Е.И. Украинцев, и, дождавшись попутного ветра, 14 августа суда вошли в Керченский пролив. От одного их грозного вида турецкие власти пришли в ужас. Демонстрация силы впоследствии много способствовала успеху переговоров.

Проводив 46-пушечный линейный корабль «Крепость» с посольством Е.И. Украинцева на борту, флот ушел на зимовку в Азов. Царь и Ф.А. Головин 23 сентября 1699 г. через Воронеж вернулись в Москву, где их ожидало шведское посольство. По случаю вступления на престол Карла  XII шведы настаивали на подтверждении Россией Кардисского вечного мирного договора 1661 г., Плюсского соглашения о границах 1666 г., Московского постановления 1684 г., закреплявших за скандинавами побережье Балтики. Дабы скрыть свои истинные замыслы и уклониться от обряда крестоцелования, посольство встретили с чрезвычайной пышностью и предупредительность. Ф.А. Головину удалось свести переговоры к «обидам» Швеции России и процессуальным вопросам. Он намеренно распускал слухи о неудаче миссии Е.И. Украинцева в Турцию. Переговоры окончились подтверждением договора о вечном мире с уверениями о непоколебимой дружбе. Вопрос о присяге прежде заключенным соглашениям был отложен до ответного посольства в Швецию, что явилось дипломатическим успехом России. 2 декабря 1699 г. Ф.А. Головин в честь отъезжавших послов дал обед в своем новом дворце.

В тайне от официального польского и шведского послов А.Ф. Головин параллельно вел переговоры с посланником Августа II саксонским генерал-майором Карловичем. 11 ноября 1699 г. в Преображенском был заключен и ратифицирован секретный русско-польский договор «имети войну обще против короны свейской за многие их неправды». В ответ на обещание Августа II отвлечь шведские силы в Прибалтике, Россия обязалась не распространять зону своего влияния на этот регион.

Перед началом войны со Швецией важно было убедиться и в твердости прорусской позиции гетмана Украины И.С. Мазепы. В феврале 1700 г. Ф.А. Головин провел с ним ряд встреч. Безусловное согласие гетмана с российскими предложениями явилось поводом к награждению его, по прошению Ф.А. Головина, знаками ордена св. Андрея Первозванного. Впоследствии ряд историков с достаточным на то основанием упрекали царя и Ф.А. Головина в чрезмерной доверчивости к И.С. Мазепе.

Однако созданная такими усилиями антишведская коалиция оказалась непрочной и недолговечной. Зимой 1700 г. саксонские войска выдвинулись к Риге, но за откуп в 1,5 млн. талеров Август II распорядился снять осаду. В августе 1700 г. из коалиции вышла Дания, разгромленная войсками Карла XII . Ссылаясь на ее печальный опыт, курфюрст бранденбургский летом 1700 г. отказался примкнуть к союзу. В целом же, можно говорить, что в Европе дипломатическая подготовка России к войне провалилась.

8 августа в Москву прибыл гонец от Е.И. Украинцева с долгожданной вестью о заключении 30-летнего перемирия с Турцией. Азов и устье Дона перешли к России. Была прекращена выплата унижавшей национальное достоинство дани крымскому хану. На следующий день Петр I объявил войну Швеции, активная подготовка которой началась с весны 1700 г. Немаловажную роль в ней играл и Ф.А. Головин, который, как никто другой, в силу своих профессиональных обязанностей был осведомлен о дипломатических и военных планах царя.

10 марта 1699 г. Петр I уехал в Воронеж и спешно затребовал к себе Ф.А. Головина: «Приезжать изволь подлино к Великому четвертьку». Ему были поручены работы по оснастке и вооружению строившихся кораблей, снабжению верфей рабочей силой и провизией. Дело в том, что еще 20 октября 1696 г. Боярская дума приняла с подачи царя постановление об учреждении кумпанств для постройки к осени 1698 г. 52 судов в расчете один корабль от 8 - 10 тыс. дворов. Ф.А. Головин, за которым в то время числилось 473 двора, трое его родственников, генералиссимус А.С. Шеин вошли в кумпанство дядьки царя боярина Т.Н. Стрешнева. Стоимость работ и материалов на постройку и оснащение 44-пушечного баркалона достигала 7 164 руб. На 1708 г. кумпанство выплатило всего 5 243 руб. Строительство флота шло медленно, с проволочками и сопровождалось многочисленными злоупотреблениями. Главный распорядитель работ кумпанств окольничий А.П. Протасьев сообщал Ф.А. Головину о конфликтах с иностранными мастерами, проволочках с финансированием и др. О существовавших трудностях адмирал писал Петру I еще до отъезда в Воронеж: «Сего, государь, числа отпустили мы указы в кумпанства об отпуске на Воронеж сар и иных чинов и сидели, ей, до самого вечера, а управясь, немедленно поеду». Ф.А. Головин сопровождал Петра I при инспекции готовности кумпанских судов и был в числе немногих сановников, для которых царь распорядился выстроить в Воронеже специальное помещение для «государственных занятий».

Весну - лето 1700 г. Ф.А. Головин разрывался между Воронежем и Москвой. В столице его главной головной болью были заботы по комплектованию сухопутной армии, ее обеспечению вооружениями, продовольствием, транспортом и денежным довольствием. Параллельно им велась активная переписка с псковским и новгородским воеводами о предполагаемой дислокации войск, их обеспечении во время марша, организации разведки в Прибалтике и непосредственно в районе боевых действий.

В 19 августа 1700 г. Ф.А. Головин стал первым русским генерал-фельдмаршалом. Ему было поручено вести вновь набранную 45 тыс. армию к Нарве. 22 августа полки начали выступать из Москвы и через Клин, Тверь, Торжок двинулись к Новгороду. Петр I требовал «поспешания». Пехота в день проходила порой 30 верст и больше. Ф.А. Головин вынужден был оставаться в Москве. О причинах своей задержки он сообщал Петру I : « Мы выступим в поход непременно 29 августа; замешкались за отпуском Буженинова [с артиллериею. - Авт.]. Под полками и казною более 10 000 подвод». Однако транспорта катастрофически не хватало: «...Принужден дать из своих телег, сколько имел. Велю собирать по боярским домам, сколько возможно». Часть столь необходимых для ведения осадных работ пушек армия была вынуждена оставить в пути. 19 сентября Ф.А. Головин в отчаянии информировал монарха из Новгорода: «Полки все собрались, а подняться нечем. Богом свидетельствуюсь, ума отбыл». Вероятно, Петр I понимал сложность положения генерал-фельдмаршала и на одно из его покаянных писем наложил краткую резолюцию: «Бог простит...» 23 сентября части генералов А. Вейде и А.М. Головина прибыли к Нарве и начали осаду. Сам же главнокомандующий прибыл к стенам шведской крепости только 14 октября. В ночь на 18 ноября, передав командование войсками фельдмаршалу фон К. Круи, Ф.А. Головин вместе с царем и сержантом А.Д. Меншиковым покинули лагерь русской армии и спешно выехали в Новгород. «Юрнал 1700 г.» бесстрастно фиксировал: «Против 18 ч[исла], т.е. с воскресенья на понедельник, за четыре часа до свету генерал-фелт-маршалок и Капитен отселе поехали». В Новгород царь прибыл уже после поражения русской армии. Прожив там около двух недель, Петр I «в малой свите» выехал в Москву.

Поражение под Нарвой обусловило резкое падение и без того невысокого престижа России в Западной Европе. Враждовавшие между собой Англия и Франция препятствовали созданию антишведской коалиции, т.к. желали видеть Карла XII своим союзником в борьбе за испанское наследство. Эти державы подталкивали Турцию к продолжению войны с Россией. Посол А.А. Матвеев сообщал из Гааги о поддержке Голландией Швеции из опасений за падение доходов от торговли с Россией в случае ее выхода к морским берегам. Австрия заняла откровенно прошведскую позицию и категорически отвергла просьбы Петра I о содействии в войне. В феврале 1701 г. посол П.А. Голицын с горечью информировал из Вены: «Они... смеются над нами». Ему вторил П.А. Толстой из Царьграда в сентябре 1702 г.: «Приезд мой навел подозрение; мне не рады; житье мое здесь более вредно, чем полезно. Живу четыре недели, а салтана и визиря не видал». В этих условиях только успехи русского оружия могли поднять внешнеполитический престиж страны. На максимальное содействие нуждам войны была ориентирована и отечественная дипломатия.

Зимой 1701 г. Петр I и Ф.А. Головин имели ряд встреч с польским королем Августом II в курляндском местечке Биржи. По их итогам 26 февраля был заключен русско-польский договор. Россия за обещание Польши продолжать войну со Швецией отказывалась от территориальных претензий в Прибалтике, направляла в помощь 15 - 25 тыс. корпус, обеспечивала заем ефимками и червонцами на два года по 100 тыс. руб. Близкий по содержанию договор был подписан с Литвой 28 июня 1703 г. в Шлотбурге. Летом 1704 г. вместе с царем Ф.А. Головин участвовал в переговорах с чрезвычайным польским послом Дзялынским под Нарвой. По заключенному 19 августа договору для низложения шведского ставленника на польский престол Станислава Лещинского и активизации военных действий в Прибалтике Россия, помимо гарантии возвращения всех захваченных шведами территорий, обязалась направить в Польшу на своем содержании 12 тыс. корпус и предоставлять вплоть до окончания войны 200 тыс. руб. кредита ежегодно. Несмотря на русскую помощь, раздираемая внутренними противоречиями Польша неэффективно действовала против Швеции. Однако, в конечном итоге, благодаря огромным людским и финансовым затратам Петру I удалось добиться главного - задержать Карла XII в Польше, выиграть время для восстановления разбитой под Нарвой русской армии.

Усложнение внешнеполитических задач диктовало необходимость перестройки работы дипломатической службы в целом. В начале XVIII в. у России появились постоянные представительства в Австрии, Голландии, Польше, Турции, было положено начало формированию корпуса дипломатов, не отличавшихся от западных коллег ни уровнем профессиональных познаний, ни навыками интриг. Первые успехи не замедлили последовать. П.А. Толстой с помощью взяток предотвратил вторжение крымцев. 24 декабря 1702 г. он сообщал своему начальнику: «Порта решила: мира не разрывать, а крымского хана, требовавшего войны, сослать в заключение». В 1703 - 1704 гг. А.А. Матвеев эффективно содействовал изменению взгляда Голландии на русско-шведскую войну.

Конечно, всеми крупными дипломатическими акциями руководил сам Петр I . Ф.А. Головину сызначала отводилась роль проводника в жизнь его идей. Н.Н. Молчанов отмечал, что Ф.А. Головина нельзя поставить в ряд с такими выдающимися европейскими дипломатами, как Д. Мазарини, А. Ришелье, но факт его значительного влияния на внешнюю политику России нельзя отрицать. При этом необходимо учитывать, что Посольский приказ действовал в крайне неблагоприятных условиях нарвского поражения, сопротивления возвышению России со стороны всей Европы. Иностранцы отзывались о Ф.А. Головине как светском, общительном человеке, со «зрелой обдуманностью в решениях» (И. Корб). Английский посол Ч. Витворт отмечал, что он «пользуется репутацией самого рассудительного и самого опытного из государственных людей». В отличие от Л.К. Нарышкина, Ф.А. Головин всегда вел переговоры в любезных тонах, не раздражая послов, но при этом никогда не умаляя ни чести страны, ни собственного достоинства.

30 мая 1702 г. Ф.А. Головин вместе с царем прибыл в Архангельск. Оттуда 6 августа русская эскадра во главе с адмиралом взяла курс на Соловецкий монастырь. В ноябре 1702 г. мы видим Ф.А. Головина при осаде Нотебурга (позднее переименованного в Шлиссельбург). После взятия крепости русскими войсками Ф.А. Головин руководил возведением одного из бастионов, названного его именем. В том же году Ф.А. Головин руководил работами по постройке шести фрегатов на реке Сяс Новгородского уезда, а в 1704 - 1705 гг. наблюдал за работой Олонецкой верфи. Среди прочих здесь строился корабль, на котором царь намеревался встречать польское посольство. По осмотре работ в сентябре 1704 г., обычно чрезвычайно вспыльчивый и требовательный, Петр I сделал довольно мягкий выговор Ф.А. Головину: «Еще вашей милости пеняю, что не изволите остерегать всего должного, ибо корабль, который подготовлен был для посла польского и доныне стоял в устье волоховском забыт». Немало хлопот доставляло Ф.А. Головину комплектование офицерского состава, матросских экипажей, техническое оснащение судов Балтийского флота.

Обстоятельства требовали непременного присутствия Ф.А. Головина вблизи театра военных действий. Поэтому когда летом 1705 г. до дипломата в Вильно дошла печальная весть о смертельной болезни матери, то он только попросил царя через А.Д. Меншикова отпустить хотя бы сына в Москву. Петр I в письме от 10 сентября 1705 г., как мог, утешал его: «Слышу, что вы зело печальны о смерти матерниной. Для Бога извольте рассудить, понеже она человек был старой и весьма давно больной».

Война истощила финансовые ресурсы страны, поэтому когда А.А. Курбатов в 1699 г. направил на имя Ф.А. Головина проект введения гербовой бумаги, царь тотчас же принялся за его реализацию. Изготовление и рассылка на места гербовой бумаги были поручены опять же Ф.А. Головину. В качестве начальника Монетного двора он руководил перечеканкой ефимков в русскую монету. За счет уменьшения содержания серебра в ней была достигнута кратковременная стабилизация финансовой системы. Половина прибыли от порчи монеты пошла на жалование иностранным офицерам. Начало разработки нерчинских рудников позволило увеличить чеканку серебряной монеты с 200 - 500 тыс. руб. в конце 1690-х гг. до 4, 5 млн. в 1702 г. В 1704 г. Монетный двор начал чеканку серебряной монеты с погрудным изображением царя.

В 1705 - 1706 г. Ф.А. Головин координировал действия фельдмаршала Б.П. Шереметева против восставших стрельцов в Астрахани. Скорая ликвидация «мятежа» давала возможность высвободить значительные силы для действующей армии. Этим объясняется ликование царя по получении известия о подавлении восстания. 23 апреля 1706 г. он писал Ф.А. Головину: «Господин адмирал! Письмо ваше купно с фельдмаршаловым и Щепотьевым принял и за такую Божью милость здесь зело радостно Бога благодарили и трижды из города и флота из пушек стреляли, чем купно и вашу милость сею радостию поздравляю, також ожидаем вас самих сюды немедленно купно и с господином адмиралтейцом».

Ф.А. Головин оставил след и в истории отечественного образования. 14 января 1701 г. указом царя он был поставлен во главе школы «математических и навигацких наук», в которой «мореходных хитростно искуств учению» обучалось около двухсот«охотников всяких чинов людей». Первоначально школа располагалась в бывшем дворе Кадашевских полотняных мастерских за Москвой-рекой. Указом 25 июня 1701 г. по прошению учителей она бала переведена в «Сретенскую по земляному городу башню, на которой боевые часы». Математику в этом учебном заведении преподавал знаменитый Леонтий Магницкий - автор первого русского учебника по предмету.

По распоряжению самодержца адмирал ведал изданием учебной и научной литературы, календарей, участвовал в редактировании первой русской газеты «Ведомости». Видимо, в благодарность за поддержку И.Ф. Копиевский поместил на своем руководстве по астрономии герб Ф.А. Головина и посвящение ему. Сам Ф.А. Головин являлся автором изданного в 1715 г. в Амстердаме сочинения «Глобус небесный». В ведении Посольского приказа находился и придворный театр.

Такой напряженный ритм жизни мог вынести разве что молодой и физически крепкий человек, что уж тут говорить о перешагнувшем за пятидесятилетний рубеж Ф.А. Головине. Весной 1706 г. Петр I находился на Украине, куда ожидалось вторжение шведов. «Для некоторых совещаний» он затребовал к себе Ф.А. Головина. В мае дипломат извещал Б.П. Шереметева: «Я на сих днях отъезжаю с Москвы по указу в Киев, и оттуды в войско или где великий государь обретатися будет...» Однако неотложные дела задержали его. Лишь в конце июня адмирал отбыл из Москвы. 24 июня в Нежине Ф.А. Головин неожиданно захворал и 30 июля скончался в Глухове. «Печали исполненный Петр» извещал Ф.М. Апраксина: «...Сея недели г-н адмирал и друг наш от сего света посечен смертию...» На флоте по случаю кончины адмирала был произведен траурный церемониал.

Летняя жара и военные действия помешали отправке тела в Москву. В январе 1707 г. Петр I напоминал Ф.М. Апраксину и Ф.Ю. Ромодановскому: «К погребению адмирала изволь чинить приготовление, а когда будет все изготовлено, то немедленно о погребении указ к вам будет прислан». Последние наставления были получены Ф.М. Апраксиным в письме от 5 февраля 1707 г.: «Мингер! Писано о погребении адмирала, и чтоб оное его тело достойному по его чину предать погребению... впрочем не ожидая нас».

Похороны Ф.А. Головина состоялись 22 февраля 1707 г. Из гравюры, изготовленной по личному распоряжению царя, видно, что они отличались пышностью и были организованы как театральное действо.

Во главе процессии на богато украшенной лошади ехал рыцарь в латах с обнаженным мечом. Это знаменовало собой воинскую доблесть, свидетельствовало о высоком социальном статусе и близости покойного к монарху. За рыцарем шли патриаршьи певчие и монахи с зажженными свечами. Многочисленные ассистенты несли ордена, шпагу, личные вещи адмирала. Катафалк везла шестерка лошадей в траурных попонах. За гробом шли высшие чины духовенства, «ближние сродники... и князи, и бояре, стольники и дьяки и иные прочие господа». У Симонова монастыря выстроились полки кавалерии и пехоты. С промежутком в одну минуту раздавались пушечные залпы. На каменном надгробии в Успенском соборе была выбита следующая запись: «Лета от сотворения мира 7214-го, а от Р.Х. 1706 года, июля 30 дня, на память святых апостол Силы и Силуана, преставился его высокографское превосходительство Федор Алексеевич Головин, римского государства граф, царского величества государственный канцлер и посольских дел верховный президент, ближний боярин, морского флота адмирал, наместник сибирский и кавалер чинов св. апостола Андрея, Белого Орла и «Генерозитеи» и др.»

У Федора Алексеевича было два брата: Алексей и Иван. Младший Алексей состоял при Великом посольстве. В 1709 г. бригадир А.А. Головин на виду у шведов, переодев своих солдат в неприятельские мундиры, привел в осажденную Полтаву подкрепления. Во время одной из вылазок из осажденного города он был взят в плен и освобожден только после окончания сражения. За проявленную храбрость А.А. Головин былпроизведен в генерал-майоры. Он умер в 1718 г., «помешавшись в уме».

Старшая дочь Ф.А. Головина - Прасковья (1687 - 1730) была выдана за князя С.Б. Голицына, а «меньшая», имя которой не установлено, умерла вслед за отцом. У петровского дипломата было три сына: Иван, Александр, Николай. Иван был женат на дочери фельдмаршала Б.П. Шереметева - Анне (1673 - 1732).

Николай (1695 - 1745), как и отец, являлся кавалером высшей награды империи - ордена св. Андрея Первозванного. В 1706 г. он обучался в Навигацкой школе, а затем для совершенствования в военно-морском деле отправлен в Западную Европу. Николай много путешествовал, побывал в Индии, Египте. Оставшись без средств, молодой человек в 1714 г. угодил в английскую долговую тюрьму. В 1715 г. Н.Ф. Головин вернулся в Россию. Как офицер флота, он участвовал в сражениях Северной войны, за что в 1721 г. по случаю заключения Ништадского мира вне очереди был произведен в капитаны 3-го ранга. В 1725 г. Н.Ф. Головин был направлен посланником в Швецию. По возвращении в 1732 г. в чине вице-адмирала назначен инспектором флота. В 1733 г. адмирал Н.Ф. Головин стал президентом Адмиралтейств-коллегии. В 1742 г. во время войны со Швецией он командовал Балтийским флотом. Несмотря на численное превосходство, сколько-нибудь существенных результатов адмирал добиться не смог, чем вызвал неудовольствие императрицы Елизаветы Петровны. По выходе в отставку Н.Ф. Головин уехал в Гамбург, где и скончался.

С явно приукрашенной гравюры П. Шенка на зрителя смотрит грузный (если не сказать толстый) человек с некрасивым лицом, большим носом, вторым подбородком и... умным, пронзительным взглядом. Богато одаренный от природы, энергичный и деятельный - Ф.А. Головин внес большой вклад в дело реализации петровских предначертаний, чем вполне справедливо заслужил уважение современников и потомков.

 

При использовании материалов сайта ссылка (в Интернете - гиперссылка) на сайт ПОБЕДА.RU обязательна.

 

Просмотров: 757 | Добавил: Алена | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: