Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 139

Форма входа

Календарь новостей

«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Апрель » 23 » Базиленко И.В. Бахаизм в современной России. ЧАСТЬ 1.
Базиленко И.В. Бахаизм в современной России. ЧАСТЬ 1.
22:34
Бахаизм в современной России.
 ...Они меняются, как мода, и всякое время порождает своих. Они всегда выступают в одеждах овчих, с видом доброжелательства в поступках и с призраком истины в речах. В наше время одежда их сшита из прогресса, цивилизации, просвещения, свободы мыслей и дел, личнаго убеждения, не принимающаго веры, и тому подобного... Потому-то встречая выставку этой одежды не спешите открывать уха твоего речам одетых в неё пророков. Присмотрись, не кроется ли волк под этой овчею одеждой...
Епископ Феофан (Затворник). Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия. М.,1991. С. 74.
Прежде чем охарактеризовать положение бахаитской религиозно-политической организации в современной России автору этих строк хотелось бы кратко коснуться истории бахаитской идеологии, чтобы у читателей сложилось более полное и целостное представление о российских бахаитах, их идейных корнях, целях и задачах[1].
Новая идеология вышла в XIX в. из Ирана, для большинства населения которого основой мировоззрения по-прежнему оставался шиитский ислам.
Шиизм, возникший в середине VII в. как самостоятельное направление в исламе и окончательно прервавший былое общемусульманское единство, с течением времени,    в    свою    очередь,    подвергся    постепенному    и неуклонному процессу разделений и расколов на различные сектантские и многочисленные догматические школы и группировки. Помимо "умеренных" течений в шиизме, не претендовавших на глубинные, принципиальные расхождения с основными положениями учения, параллельно существовали и "крайние", радикальные направления, деятельность которых порой ставила под угрозу само представление о шиизме как целостной части и одном из двух основных течений ислама. Именно эти радикальные направления в шиизме подготовили, по большей части, почву для возникновения и организационного оформления в период мусульманской реформации нового времени разнообразных сект и движений, признанных в шиитской среде, а позднее и среди всех мусульман, еретическими и противоречащими мусульманскому вероучению. Расхождения, как в области религиозной догматики, так и в повседневной практике и политических симпатиях оказались столь значительными, что в ряде случаев привели к объявлению "джихада" - священной войны за веру против еретиков, что само по себе достойно удивления с учетом лояльного отношения к многочисленным проявлениям религиозного инакомыслия в шиизме, только и состоящего, на первый взгляд, из сект, школ, толков и т.п.
Зарождавшиеся    под    влиянием    Запада   идеологии реформаторства,         просветительства,          материализма, индивидуализма, национализма и пр. часто находили свое отражение в вероучениях религиозных сект, которые во множестве появились в Иране после прихода к власти Каджарской династии (1796 - 1925), не пользовавшейся, в отличие от Сафавидов (1502 - 1736), прежней поддержкой шиитского духовенства. Религиозность традиционно являлась неотъемлемой частью общественной психологии иранцев, и распространение сектантских воззрений, отрицавших истинность ряда общеизвестных шиитских догматов, служило показателем серьезной социальной нестабильности и наличия кризисных тенденций в Иранском государстве.
К началу XIX в. завершились и важные изменения внутри традиционного шиизма. Вновь возрожденная школа шиитской юриспруденции "усули" стала доминировать над школой "ахбари", и духовенство получило самые широкие возможности для вмешательства в мирские дела.
Значительная часть иранского народонаселения, помимо увлечения суфизмом (по примеру правящей элиты), исмаилитскими идеями (вновь ставшими популярными в XIX в.), проповедями али-илахов (ахл-и хакк), обратилась к доктрине шиитской секты шайхитов, авторитет которой возрастал на фоне общего кризиса духовной и светской властей.
Наиболее существенные различия между правоверными шиитами и шайхитами сводились к тому, что последние предсказывали скорый приход мессии - имама Махди ("скрывшегося" в 874 Г./260 г.х.), о котором возвестит "совершенный шиит" - посредник между имамом Махди и верующими, исполняющий и оглашающий волю имама Махди. Кроме этого, шайхиты верили, что после смерти Мухаммада, Али, Фатимы, шиитских имамов (обожествляемых в шайхизме), на землю может возвратиться их дух и воплотиться в избранных людях. Таким образом, шайхиты готовили общественное сознание к приходу избранника, передающего волю имама Махди, которому надлежит беспрекословно повиноваться, и к появлению группы лиц - носителей духовной сущности религиозных высших шиитских деятелей, авторитет которых непререкаем в любых вопросах духовной и светской жизни.
Основателем шайхизма считается уроженец Бахрейна шайх Ахмад Ахса'и (1743-1828), проповедовавший аллегорическое и         метафорическое       толкование общемусульманских и шиитских представлений в Кербеле, Эн-Наджафе и Иезде (по приглашению Фатх-Али-шаха (1798 - 1834)). После смерти основателя (похоронен в Медине) шайхитов возглавил назначенный шайхом Ахмадом Ахса'и преемник - иранец сайид Казем Решти (1793 - 1843), ставший последователем шайхизма в Иезде. Он не назвал своего преемника, но перед смертью огласил некоторые признаки, по которым ученики должны опознать грядущего посредника между имамом Махди и людьми, и приказал своим последователям отправиться на его поиски.
23 мая 1844 г., спустя тысячелетие после "сокрытия" имама Махди (1844 г. соответствует 1260 г.х.), сайид. Али-Мухаммад (1820 - 1850), уроженец Шираза и один из деятельных учеников сайида Казема Решти, объявил себя Бабом - "вратами", "дверью" к познанию воли имама Махди.
Весть об ожидаемом посреднике, готовившем верующих к приходу имама Махди, облетела всю страну. Восемнадцать ближайших учеников Баба проповедовали его учение в разных провинциях Ирана.
Баб считал, что общество развивается превосходящими эпохами по законам, которые людям приносят пророки. Устаревшие законы Корана и шариата, выполнившие свою функцию, по мнению Баба, следовало заменить законами "Байана" ("Откровение"), ставшего программным сочинением нового ересиарха и его последователей.
В 1847 г. в условиях тюремного заключения в крепости Маку (в начале 1848 г. был переведен в крепость Чехрик) Баб объявил себя имамом Махди для придания большей значимости своему "откровению".
Баб провозглашал принципы буржуазного общества, утверждал наступление нового периода в истории страны, относил купечество к основному общественному строю, призывал к созданию "священного царства бабидов" в пяти крупнейших провинциях Ирана. Из будущего государства бабидов предполагалось выдворить всех отказавшихся принять новую идеологию вместо ислама и всех иностранцев, кроме торговцев и ремесленников. Имущество изгнанных Баб предложил конфисковать и разделить между бабидами, сообразуясь с их достоинствами и заслугами.
В учении Баба торговцы и отдельные представители феодальной знати увидели благоприятную возможность для достижения собственных целей, упрочения положения в обществе и удовлетворения своих насущных требований путем привлечения к бабизму шаха и его окружения и внедрения новой идеологии в жизнь иранского общества. Малоимущие и неимущие категории иранцев, в свою очередь, были привлечены теми положениями учения Баба, которые давали реальную возможность выразить активный протест против существовавшего положения вещей, улучшить материальное положение, перейти к более справедливому социальному устройству под руководством нового "мессии", снимавшего с верующих ответственность за совершенные действия в том случае, если они следовали его повелениям.
Смерть Мухаммад-шаха (1834 - 1848) в сентябре 1848 г., неустойчивое положение его преемника Насер ад-Дин-шаха (1848 - 1896), протест против начатых его вазиром реформ в сочетании с созревшим массовым недовольством населения привели к кризисной ситуации и дали толчок мощным народным восстаниям под лозунгами Баба во главе с его ближайшими учениками.
Еще до первых выступлений бабидов с оружием в руках в движении проявились два характерных направления: радикальное, представленное низшим духовенством, городской беднотой, мелкими торговцами, представителями крестьянства и ремесленников, которое ратовало за полное и последовательное революционное переустройство страны; и либеральное течение, отражавшее интересы крупной и средней торговой буржуазии, отдельных феодалов, желавших реформации существовавшего строя с учетом исполнения собственных чаяний.
Бабиды-радикалы развили близкие им по духу соответствующие положения из проповедей арестованного вождя и в ходе восстаний стали на практике осуществлять принципы не только социального, но и имущественного равенства.
Вооруженные методы борьбы, конфискация и раздел собственности отпугивали состоятельную часть бабидов от участия в восстаниях и в движении в целом.
Крупное и среднее купечество было крайне обеспокоено затруднением торговых операций в районах бабидских восстаний и местностей, прилегающих к ним. Составлявшие значительную часть крупного иранского купечества торговцы-компрадоры терпели особенно большие убытки.
Вооруженное сопротивление бабидов властям в Мазендеране, Зенджане, Фарсе, центральном Иране, напряженная обстановка в столице, широкое распространение бабизма по всей стране, проникновение бабидов во все слои иранского общества до предела расшатали основы правления Каджарской династии, грозили перерасти во всеобщий хаос.
Эгалитаристские идеи бабидов из низов иранского общества, из числа лиц, входящих в состав социально и укладно неорганизованного населения, маргиналов (тех, кого в Иране называют "лути"), приведшие к попыткам достичь социального, имущественного и полового равенства на практике, дали повод дипломатическим представителям Великобритании и России сравнивать бабидов с европейскими коммунистами и занять по отношению к бабизму враждебную позицию.
9 июля 1850 г. в Тебризе по распоряжению шаха и в соответствии с решением духовного суда шиитских законоведов был расстрелян Баб. Необычные обстоятельства казни (при первом залпе пули перебили связывавшие его веревки) не принесли желанного для светских и духовных властей (шиитское духовенство объявило в разгар восстаний "джихад" против ненавистных еретиков) результата: вооруженные     выступления     бабидов не прекратились. Формального лидера, еще при жизни находившегося в условиях тюремного заключения, с успехом заменили наиболее способные и решительные ученики: мулла Мухаммад-Али Барфоруши, мулла Хусайн Бошруйе, Заринтадж Баракани (Куррат ал-Айн) и др.
После подавления основных очагов восстаний леворадикальное крыло в бабизме оказалось практически уничтоженным, в связи с этим усилилось либеральное направление. Крупным международным торговцам, вовлеченным в бабидское движение, как и определенной части знати, оппозиционно настроенной по отношению к молодому шаху и проявлявшей симпатии к новой идеологии вследствие того, что она ослабляла власть монарха и заставляла его идти на компромисс с феодалами-сепаратистами, потребовалась самостоятельная обновленная религиозно-политическая программа, отличная от доктрины бабидов-радикалов.
Лидером необабидов и автором новой идеологии внутри бабидского движения стал один из видных бабидов, отпрыск знатного иранского феодального рода мирза Хусайн Али Нури (1817 - 1892), более известный по своему претенциозному прозвищу (среди бабидских вождей это было обычным явлением) "Баха-Аллах"[2]- "Блеск Божий".
После смерти отца Баха-Аллах и его единокровный младший брат мирза Яхья (1830 - 1912, известный в бабизме как "Собх-и Азал" - "Утро вечности"), сын любимой жены мирзы Аббаса, перешли под покровительство брата покойного англофила, военного министра мирзы Ага-хана Нури.
Оба брата ознакомились с проповедями Баба через своего    домашнего    учителя-шайхита,    который    получил изложение принципов нового учения от муллы Хусайна Бошруйе - первого уверовавшего в Баба. Баха-Аллах и Собх-и Азал стали бабидами и проповедовали бабизм в столице, Мазендеране, Хорасане.
В апреле 1853 г. Баха-Аллах, его многочисленные домочадцы и ближайшие родственники прибыли в Багдад - административной центр провинции Ирак, входившей в состав Османской Турции. К этому времени Багдад стал также и своеобразным центром иранской эмиграции, куда бежали от преследований властей бабиды во главе с Собх-и Азалем и прочие политические и идеологические противники Каджаров.
Воспользовавшись доверием младшего брата, предпочитавшего вести замкнутый образ жизни, Баха-Аллах взял в руки все административно-хозяйственные дела бабидской общины эмигрантов. Постепенная концентрация власти позволила ему вскоре оповестить самых верных сторонников о том, что он является "тем, кого Бог проявит", в соответствии с предсказанием Баба, и что его положение в общине несравненно выше положения Собх-и Азаля.
Вскоре Баха-Аллах при поддержке соратников стал признанным лидером иранской эмиграции. К нему за помощью и советом обращались многие влиятельные иранцы, богатые международные торговцы, каджарские принцы, вольнодумцы, масоны (мирза Малком-хан (1833 - 1908) -основатель первой масонской ложи в Иране) и пр.
В это время Баха-Аллах стал готовиться к открытому перевороту внутри общины и активизировал свое письменное творчество. В период 1856 - 1862 г.г. им были написаны "Сокровенные слова", "Семь долин", "Четыре долины", "Книга Достоверности",призванная         завершить незавершенное "Откровение" Баба, и множество более мелких работ и посланий, предназначенных для того, чтобы подготовить бабидскую общину к появлению нового лидера.
Одновременно с теоретической Баха-Аллах осуществлял и практическую подготовку к единоличному характеру управления бабидским движением в Иране и за его пределами (кроме Турции, бабиды поселились в закавказских и среднеазиатских регионах России и в Индии). С ведома Собх-и Азаля Баха - Аллах отдавал личные распоряжения о физическом устранении идейных противников - претендентов на роль "того, кого Бог проявит". В дальнейшем Баха - Аллах таким же образом приступил к уничтожению видных бабидских проповедников, противодействовавших его стремлению захватить власть в бабизме (Раджаб - Али Кахер - один из восемнадцати ближайших учеников Баба, его брат ага Али - Мухаммад и др.).
Опасаясь усиления влияния бабидов вблизи шиитских святынь и иранских границ, шах и его министры потребовали от султана Абд ал-Азиза (1861 - 1876) переселить еретиков в глубь Малой Азии.
В марте 1863 г. Баха - Аллах получил приглашение от великого вазира Али-паши (1815 - 1871) прибыть в Стамбул. К приглашению добавлялась некоторая сумма денежных средств и приказ губернатору Багдада обеспечить конное охранение Баха-Аллаха и его спутников. Очевидно, турецкие власти желали поближе познакомиться с опасными врагами иранского шаха, с одной стороны, а с другой стороны, были вынуждены с должным уважением отнестись к Баха-Аллаху, пользовавшемуся покровительством не только курдистанских суфиев, влиятельных иранских и турецких чиновников, но и дипломатических представителей России (Д.И.Долгорукий) и Великобритании (А.Б.Кэмболл), рассчитывавших использовать значительный политический потенциал бабидов в интересах своих стран.
Бахаитская историография настаивает на том, что перед отъездом в Стамбул Баха - Аллах открыто объявил себя "тем, кого Бог проявит", хотя убедительных доказательств этому не имеется. Так или иначе, но с этого момента все сказанное или написанное им получило название "скрижаль" ("лаух"). По сути к этому времени Баха - Аллах уже являлся лидером для большинства бабидов, но формальным главой и законным преемником Баба оставался Собх - и Азал. Окончательного размежевания между бабидами еще не произошло. Собх-и Азал, живший на нелегальном положении, присоединился к каравану бабидов в Мосуле.
В столице Османской империи бабиды прожили около четырех месяцев. Несмотря на многочисленные уговоры, Баха - Аллах в качестве почетного гостя турецкого правительства отказался испросить аудиенции у какого-либо представителя властей или духовенства, вел себя вызывающе, чем до крайности оскорбил султана и великого вазира. Было принято решение о переводе бабидов в Эдирне, на окраину государства.
В декабре 1863 г. бабиды прибыли в Эдирне, где Баха-Аллах открыто заявил, что он не только "тот, кого Бог проявит", но и стал придавать себе характер воплощения самого божества.
В ответ на это Собх-и Азал объявил себя носителем самостоятельного         "откровения" с  требованием безоговорочного подчинения ему всех народов.
Раздоры в общине привели к окончательному расколу на бахаитов и азалитов с 1867 г. Братья выступили с взаимными обвинениями в покушениях на жизнь. Сторонники Баха-Аллаха выкрали у азалитов ларец, хранившийся в Иране и содержавший главную бабидскую святыню - останки Баба и казненного с ним ученика. Азалиты обвинили бахаитов в организации и успешном осуществлении убийств двадцати известных бабидских проповедников, поддержавших в конфликте Собх-и Азаля.
Баха - Аллах обратился с посланиями ко всем наиболее влиятельным светским и духовным владыкам мира, в которых представлял себя воплощением предсказаний всех пророков и требовал признания себя в этом качестве.
Турецкие власти были крайне обеспокоены тоном посланий Баха-Аллаха и беспорядками, учиненными в Эдирне и Стамбуле противоборствующими группировками азалитов и бахаитов, обвинявших друг друга во всевозможных преступлениях вплоть до предоставления властям сведений о заговоре Баха-Аллаха, болгарских лидеров и министров ряда европейских держав с целью захвата Стамбула при помощи бахаитов и им сочувствующих.
В июле 1868 г. был издан указ султана о разделении и высылке бахаитов и азалитов после ареста в Стамбуле турецких последователей бабидской идеологии во главе с офицером Агаджан - беем.
В ответ на протесты иностранных консулов против передачи еретиков Ирану, власти ответили, что последние являются турецкими подданным и их судьбу решит турецкое правительство.
По распоряжению главного религиозного авторитета империи - муфтия Стамбула учение бабидов было признано еретическим и вредно влияющим на умы мусульман (бабидская идеология стала распространяться среди высших чиновников государства), книги бабидов были публично сожжены.
Участие в судьбе Баха-Аллаха и его товарищей в этот период приняли местные и британские протестанты-миссионеры, консулы и послы Австрии и Великобритании.
В августе 1868 г. бахаитов было решено отправить в палестинскую крепость Акку, а азалитов - в кипрскую Фамагусту. Чтобы иметь бесплатных осведомителей, четырех бахаитов отправляли с азалитами, а четырех азалитов - с бахаитами.
В Акке Баха-Аллах находился в условиях домашнего ареста вместе с домочадцами с сентября 1868 до ноября 1870 г.г. в помещении пустовавших солдатских казарм.
С ноября 1870 г. Баха-Аллах и его домочадцы стали снимать для проживания различные дома, в то время как остальные бабиды-бахаиты и азалиты жили все вместе в караван-сарае.
Часть бахаитов разочаровалась в своем вожде и тайно бежала из Акки, другие разочаровавшиеся были убиты, и их тела замуровали в растворе извести под полом караван-сарая, где они и были обнаружены местной полицией. В эти годы по распоряжению Баха-Аллаха подосланные убийцы расправлялись с богатыми купцами, отрекшимися от Баха-Аллаха или бахаитами-кредиторами, осмелившимися потребовать от главы бахаитов уплаты долгов (хаджи Джафар, ага Мухаммад-Али Исфахани и др.). Продолжалось физическое устранение и идейных противников.
В январе 1872 г. семеро бахаитов убили троих азалитов, живших в Акке (четвертый азалит мирза Наср-Аллах был отравлен по приказу Баха-Аллаха еще до прибытия в Акку).
После ареста и допроса, на котором Баха-Аллах держался очень независимо, он и его близкие были освобождены благодаря заступничеству генерал-губернатора Сирии Собхи-паши. Через полгода отпустили и других бахаитов, кроме непосредственных исполнителей преступления, которые были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Последние писали прошения о помиловании, однако Баха-Аллах отказался помогать им, хотя это и было в его силах, чтобы уверить власти, что убийство азалитов было совершено против его воли.
Ненависть местного населения и их страх перед бахаитами утихли после назначения нового губернатора Акки, который занял благожелательную позицию по отношению к Баха-Аллаху и его учению.
В 1873 г. Баха-Аллах закончил работу над программным сочинением бахаизма - "Китаб-и Акдас" ("Священнейшая книга").
Постепенно суровые ограничения, содержавшиеся в султанском фирмане, для бахаитов утратили свою силу.
В конце 70-х г.г. XIX в. для Баха-Аллаха и его многочисленного семейства были куплены обширные земельные владения, плантации, роскошные усадьбы к северу от Акки, в долине р. Иордан близ Тивериадского озера. На восточном побережье озера богатыми земельными угодьями владел брат Баха-Аллаха - мирза Мухаммад-кули.
Часть бахаитов последовала примеру вождя и превратилась в землевладельцев-арендаторов, часть занималась различными ремеслами, ростовщичеством, но большинство общинников занимались торговлей, преимущественно международной (от Стамбула до Гонконга).
В непосредственном окружении Баха-Аллаха, кроме родственников, живших за счет налогов с бахаитов в пользу основателя вероучения, было немало людей свободных профессий - поэтов, каллиграфов, секретарей, богословов (помогавших Баха-Аллаху в его творчестве), порученцев, приживальщиков, слуг и т.п.
Бахаитам удалось установить контакты со многими влиятельными людьми Османской империи из числа духовенства, чиновников, губернаторов, военных, покровительство которых окончательно обесценило суровый султанский фирман. В результате Баха-Аллаху, проживавшему в Турции на правах ссыльного преступника, удалось четырежды посетить Хайфу и подолгу (до трех месяцев) оставаться там, принимать гостей со всех сторон света безо всяких ограничений, оговоренных в фирмане.
В конце жизни Баха-Аллах разослал всем могущественным главам государств и религиозным лидерам послания с извещением своего "явления" миру и приглашениями посетить свою резиденцию в Акке. Никто из власть предержащих (из европейцев приглашены были Александр II, Наполеон III, Франц-Иосиф I, Вильгельм I, Виктория, папа Пий IX и пр.) не приехал к Баха-Аллаху.
В мае 1892 г. Баха-Аллах испытал приступ лихорадки и вскоре скончался.
К этому времени бахаитские общины существовали на территории Османской Турции, Ирана, России, Британской Индии. Азалиты жили на о. Кипр (в Фамагусте), в Иране. В Иране также имелось некоторое количество бабидов, которые не признавали ни Баха-Аллаха, ни Собх-и Азаля, ни других претендентов на власть в общине, появившихся во множестве после казни Баба.
Идейно-литературное наследие основателя бахаизма -Баха-Аллаха насчитывает около сотни томов, большая часть из которых написана или в соавторстве, или при помощи лиц из ближайшего окружения, таких, как мирза Агаджан (Хадим-Аллах), мирза Мухаммад Заранди (Набил) и др. Подавляющее большинство работ из этого наследия хранится в виде рукописей в бахаитском архиве в Хайфе и до сих пор не издано. Достаточно любопытно то обстоятельство, что и программное сочинение Баха-Аллаха "Китаб-и Акдас" было опубликовано по распоряжению Бахаитского всемирного центра только к 100-летию со дня смерти автора. В то же время существует круг сочинений Баха-Аллаха, его признанных преемников - Абд ал-Баха (1841[3]- 1921) и Шоуки-эфенди (1897 - 1957), некоторых видных бахаитских лидеров, проповедников и миссионеров, который регулярно переиздается и переводится на все большее и большее количество языков и диалектов народов мира. Наряду с известными появляются новые имена и произведения новых авторов по различным вопросам бахаитской истории и идеологии.
Все это свидетельствует, с одной стороны, о приоритетной значимости строго определенных писаний лидеров бахаитской общины перед иными работами, подверженными действию неявной цензуры, и, с другой стороны, говорит о маловажности собственно идейно-доктринальной стороны в пластичной идеологии бахаизма, нуждающейся в обнародовании тех или иных воззрений основателей движения только в зависимости от изменения социально-политических и экономических условий существования. Во многом своей жизнеспособностью бахаизм обязан именно этой практике извлечения нужных тем и цитат из первоисточника, чье неиссякаемое "море словоизвержения", по образному сравнению А.Г.Туманского, всегда в распоряжении руководителей бахаитской международной общиной. В редком случае, когда члены "Вселенского дома справедливости" не в силах отыскать соответствующую цитату из сочинений классиков бахаизма, они могут воспользоваться узаконенным правом произвести на свет новый закон, которого нет в писаниях Баха-Аллаха, или отменить известный закон, который устарел и не соответствует велениям времени.
Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что необъятная тематика произведений Баха-Аллаха, включающая в себя достаточно сложные проблемы социально-экономического порядка, нормы права, морали, обрядности, межконфессиональные связи и параллели, космополитические идеи, одним словом, содержащая множество предписаний от правил личной гигиены и этикета до форм правления и принципов организации мирового сообщества, достаточно избирательно используется для формирования рекламного образа "новой мировой религии", которая, якобы, содержит весь религиозный опыт народов мира и признает всех предшествующих пророков и посланников.
Стройно изложенного учения, идеологии в буквальном смысле этого слова, у Баха-Аллаха не было. Космогонические теории, идея прогресса - развития человечества превосходящими эпохами - были заимствованы у Баба, который активно эксплуатировал идеи предшественников - шайхитов, восходящие к более ранним представлениям, в том числе и к исмаилитской доктрине.
Баха-Аллах пытался представить свое учение в качестве сверхрелигии, которая может прекратить конфессиональную рознь, объединить приверженцев всех вероисповеданий под эгидой бахаизма. Чтобы обеспечить приток прозелитов из других религий, Баха - Аллах представился обещанным Мессией, прихода которого ожидают последователи различных религиозных учений.
Так, перед иудеями он многократно объявлял себя "глаголющим с Синая", говорил о втором приходе Моисея в своем лице. В послании папе Пию IX в 1869 г. он заявил, что является Христом, вторично пришедшим на землю. Баха - Аллах, обращаясь к буддистам, заявил, что пророчества Будды о пришествии Будды - Майтрейи, Будды вселенского содружества и братства, относятся к нему. Зороастрийцам основатель бахаизма писал, что он - Бог, который возвещает величайший рай, приписывал себе предсказание скорого появления перед концом света долгожданного шаха Бахрама. Для мусульман он явился в образе имама Махди, для бабидов - в качестве "того, кого Бог проявит", а затем стал придавать себе характер воплощения божества. В среде суфиев Баха-Аллах представлялся "великим Пиром".
Бабизм и бахаизм возникли в мусульманской среде и многое заимствовали из ритуально-обрядовой практики ислама: омовение перед молитвой, наличие киблы (направление лица молящегося), пост согласно мусульманским правилам, отказ от употребления алкоголя, отсутствие моногамии и пр.
 В то же время Баха-Аллах внес немало изменений: ограничил пост девятнадцатью днями, сократил количество обязательных молитв, в качестве киблы объявил собственное местонахождение, разрешил иметь не более двух жен (ислам разрешает до четырех) и т.д.
Однако основные изменения сводились к разрешению взимания неограниченного ростовщического процента, отмене войны за веру - джихада, снятию любых ограничений на контакты с иноверцами, отказу от патриотизма, всемирному распространению бахаизма во главе с членами "дома справедливости", отрицанию института духовенства, отказу от Корана как последнего откровения и от Мухаммада как "печати пророчеств".
Среди антихристианских предписаний Баха-Аллаха - запрет исповеди перед человеком, публичного покаяния, монашества и аскетизма, целования рук и пр., не говоря уже о том, что Христос рассматривается только в качестве пророка при отрицании божественной природы.
Рассуждения Баха-Аллаха о духовном единстве всех религий, прежде всего, должны были утвердить идею экономического сотрудничества, смягчить бытовые предрассудки и недоверие, укоренившиеся на мусульманском Востоке и христианском Западе по отношению друг к другу. Предпринимательскую деятельность Баха - Аллах возвел в ранг богослужения и предписал ею заниматься всем своим последователям.
По своим политическим взглядам Баха - Аллах тяготел к сторонникам конституционной монархии, призывал бахаитов лояльно относиться к правителям стран проживания, хотя сам далеко не всегда следовал своим правилам, считая себя выше всех земных владык.
Финансовые законы Баха-Аллаха были направлены на концентрацию средств общины в руках самого основателя и его потомков по мужской линии. В свою пользу он взимал 19% налог с любого вида доходов, а потомству завещал распоряжаться всем имуществом общины, главным образом недвижимостью, после своей смерти.
В целом необходимо отметить, что веротерпимость, провозглашенная Баха - Аллахом, носила во многом декларативный и формальный характер, служила средством привлечения к бахаизму последователей других вероучений. Баха - Аллах весьма свободно оперировал положениями других религий, изменял, отменял и модернизировал все то, что по его убеждению, не соответствовало идеи создания "единой мировой религии" всех времен и народов в виде бахаизма.
Политические требования "объединения всех религий" отразили реальные финансово-экономические процессы, активизировавшиеся с середины XIX века и требовавши
Просмотров: 926 | Добавил: Алена | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: